?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
synthesizer
Михаил Бару  «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Это книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми и вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя, неповторимая и захватывающая история с неповторимыми людьми, тайнами, летописями и подземными ходами. Эта книга о провинциальных окнах с резными наличниками внутри которых герань в горшках, румяные пироги с капустой, рябиновые наст...


Михаил Бару  «33 марта, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «33 марта, или Провинциальные записки»

Увидеть российскую глубинку такой, какова она есть, во всей ее неказистой полноте — и при этом не просто понять, проникнуться, умилиться, но еще и описать так, чтобы все эти чувства не выглядели ни вымученными, ни фальшивыми, умеют единицы. И Михаил Бару — из их числа.
Отправляясь в какие-то совсем уж несусветные, ни к какому Золотому кольцу даже близко не прилежащиее русские городки и деревеньки, он ухитряется подметить в них все — от смешной вывески на крыше амбара до трогательного названия ...


Михаил Бару  «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»
Михаил Бару «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»

Внимательному взгляду "понаехавшего" Михаила Бару видно во много раз больше, чем замыленному глазу взмыленного москвича, и, воплощенные в остроумные, ироничные зарисовки, наблюдения Бару открывают нам Москву с таких ракурсов, о которых мы, привыкшие к этому городу и незамечающие его, не могли даже подозревать.
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.


Михаил Бару  «Цветы на обоях»
Михаил Бару «Цветы на обоях»

Стилистически восходящие к японским хокку и танка поэтические миниатюры давно получили широкое распространение в России, но из пишущих в этой манере авторов мало кто имеет успех, сопоставимый с Михаилом Бару из Подмосковья. Его блистательные трех- и пятистишья складываются в исполненный любви к людям, природе, жизни лирический дневник, увлекательный и самоироничный.


Михаил Бару  «Дамская визжаль»
Михаил Бару «Дамская визжаль»

Перед вами неожиданная книга. Уж, казалось бы, с какими только жанрами литературного юмора вы в нашей серии ни сталкивались! Рассказы, стихи, миниатюры… Практически все это есть и в книге Михаила Бару. Но при этом — исключительно свое, личное, ни на что не похожее.
На первый взгляд кажется, что весь Бару — в словах. Что он от них отталкивается и к ним же возвращается. На первый взгляд...
Да, он иногда цепляется за слово, играет с ним, жонглирует. Но вдруг от этих его игр становится свежо, зябк...

(no subject)
synthesizer
Иной раз думаешь - ну на сколько мы отстали в конце-то концов. Ну, на полвека, не больше... и тут вдруг в памяти всплывает еще из школьного курса истории вождь левеллеров Джон Лилберн, который писал в середине семнадцатого века, то есть при Алексее Михайловиче, что парламент должен делать, не то, что ему хочется, а то, что полезно для блага народа и не идет во вред народу. Он еще писал, что парламент получил свою власть от народа. При Алексее, значит, Михайловиче. Твою мать...

(no subject)
synthesizer

За окном опускаются сумерки, в сумерках идет дождь, а под дождем бегает собака и от скуки лает сама с собой. На кухне варят варенье, а тебе велено сделать для него девять этикеток – пять для малины и четыре для черники. Ты сидишь за кухонным столом, аккуратно, как в детстве, вырезаешь из листка бумаги в клеточку маленькие прямоугольники, на которых потом напишешь название, год и клейкой прозрачной лентой приклеишь этикетку на крышку каждой банки. Вспоминаешь бабушкины банки с вареньем, на крышках которых был наклеен кусок лейкопластыря, и расплывающимся чернильным карандашом было написано «черника» или «малина». Думаешь о тех банках, на которые когда-нибудь будут наклеивать… или не будут. Купят в магазине какое-нибудь синтетическое малиновое варенье без запаха, без цвета, со вкусом этилового эфира муравьиной кислоты, которое их дети даже не захотят тайком таскать из буфета и в воспоминаниях о детстве, в том самом сладком месте, где у нас было бабушкино малиновое или черничное варенье, у них будет большая горькая пустота. 


(no subject)
synthesizer
"Следующая остановка восемьдесят третий километр" - сказали из динамика ржавым железным голосом. Мужчина на соседнем сиденье умолк, прислушался на мгновение и продолжал : "... И тут я понял, Толя, что счастья уже не будет". Он отпил из пластиковой бутылки пива, облизал губы и добавил: "Хоть через жопу вывернись". Из открытого окна засквозило. Сидящая рядом с мужчиной девочка лет пяти достала из кармана куртки крошечную вязаную шапку с помпоном и надела ее на плюшевого медвежонка, которого держала на руках.

(no subject)
synthesizer

Второй час ночи. Дом спит. Тихо. Только к соседу пришла его подруга и  монотонно стучит ногой в его железную дверь, монотонно повторяя «Витя,  блядь, открой…». Только сосед открывает, наконец, дверь и начинает  кричать своей подруге «Какого хера ты долбишь в дверь среди ночи, всех  соседей, сука, перебудила уже». Только соседка не может остановиться и  все повторяет и повторяет «Витя, блядь, открой…» Только во дворе, в  густом тумане, истошно играет в чьей-то машине музыка и кто-то поет  мужским женским голосом «Ну пришли хотя бы смайлик на мой одинокий  серебристый телефон». Только мотоциклисты с диким ревом проносятся по  улице взад и вперед, соревнуясь в том, кто первый проломит себе голову,  врезавшись в фонарный столб. Только туман, такой густой и такой плотный,  что лучи света от фонаря не разбегаются в разные стороны, как обычно, а  образуют густую пушистую белую одуванчиковую шапку вокруг лампы. Только  мысли такие сонные, такие спутанные и такие неповоротливые, что не  разбегаются в разные стороны, как обычно, а образуют вокруг головы… но в  зеркале этого не видно, даже если направить свет лампы прямо на то  место, где когда-то были волосы. Только сосед…


(no subject)
synthesizer
В середине августа, когда уже понятно, что чуда не случится и лето все равно кончится, открывается сезон охоты на уток. Еще за две или за три недели до этого на берегах небольших речек, озер и болот появляются новые, с иголочки, охотники этого года. Им еще рано охотиться. У охотника этого года ствол на ружье даже и не начал раздваиваться, у него спаниелю еще три месяца отроду и работает он только по разноцветным, пронзительно пищащим, игрушечным резиновым уткам, но он уже может выгуливать свое снаряжение – дудеть изо всех сил в манок с двойным пищиком, доставать из нового чехла новое ружье, прицеливаться в ворон и, сидя в укрытии, со специального пульта дистанционно управлять частотой взмахивания крыльев механического селезня, купленного за несусветные деньги в охотничьем магазине. Учится будущий охотник хлопать себя по бедрам, кричать «Дуплет! Дуплет!» и даже, хоть это и не очень приятно, не глотать, а выковыривать из щелей между зубами мелкую дробь, которой заботливая жена в учебных целях предусмотрительно нашпиговала привезенную из дому запеченную курицу. Правду говоря, выковыривать дробь все равно лучше, чем учиться выкуривать медведя, хотя бы из пустой прошлогодней берлоги, тыкать в нее длинной жердиной и при этом изо всех сил еле слышно кричать пересохшим горлом: «Выходи по-хорошему!»

(no subject)
synthesizer
Дождь кончился и по черному небу плывут белые косматые облака. Сверчки самозабвенно поют на луну, показавшуюся из-за туч. На абажуре настольной лампы сидит и сонно моргает замшевыми крыльями павлиний глаз, залетевший в открытое окно из сада. От прошептанного про себя стихотворения Верлена на губах приятная горчинка. Если фонарь на уличном столбе, заливающий мертвенным больничным светом весь сад, разбить к чертовой матери, а музыку, которую слушает сосед, затолкать ему в уши вместе с приемником, то получатся тихие летние сумерки, лиловые от цветущей и пахнущей медом маттиолы.

(no subject)
synthesizer
Дверь хлопнула, и ты опустел. Сидишь на кухне, барабанишь пальцами по столу, смотришь в окно на моросящий дождь, на мокрые желтые листья, и держишь за щекой чайную ложку, которой она ела клубничное варенье.

(no subject)
synthesizer
Дорогие друзья и читатели моего журнала! Те, которые имели дело с ИК-спектрометрами, которые с Фурье преобразованием или стояли с ними рядом. Перевожу я предложение "An alternative is to use an interface that evaporates the mobile phase and deposits the sample on a window (e.g., ZnSe) that is transferred automatically into the IR instrument for analysis" и никак не могу понять механизм процесса - каким образом происходит все вышеописанное? Подвижную фазу испарили и образец оказался на линзе из селенида цинка. Каким образом? Потом эту линзу вместе с напыленным образцом переносят в ИК-детектор и анализируют?

(no subject)
synthesizer
Ветер утих. Только чуть шевелятся застрявшие в ветках молодой ольхи рыжие сосновые иголки, только десяток полупрозрачных мотыльков летает и летает внутри закатного медно-красного луча, только где-то высоко-высоко в холодном бледно-голубом мраморном небе печально и пронзительно звенит и звенит невидимый крошечный зинзивер, трепеща золотисто-зелеными крылышками, только внутри что-то хочет и никак не может горько, безутешно, по-детски запла… Нет, не заплакать. Хочет водки и пельменей. Таких маленьких, которых во рту сразу умещается штуки три или четыре. Со сметаной.