Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Михаил Бару  «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Это книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми и вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя, неповторимая и захватывающая история с неповторимыми людьми, тайнами, летописями и подземными ходами. Эта книга о провинциальных окнах с резными наличниками внутри которых герань в горшках, румяные пироги с капустой, рябиновые наст...


Михаил Бару  «33 марта, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «33 марта, или Провинциальные записки»

Увидеть российскую глубинку такой, какова она есть, во всей ее неказистой полноте — и при этом не просто понять, проникнуться, умилиться, но еще и описать так, чтобы все эти чувства не выглядели ни вымученными, ни фальшивыми, умеют единицы. И Михаил Бару — из их числа.
Отправляясь в какие-то совсем уж несусветные, ни к какому Золотому кольцу даже близко не прилежащиее русские городки и деревеньки, он ухитряется подметить в них все — от смешной вывески на крыше амбара до трогательного названия ...


Михаил Бару  «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»
Михаил Бару «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»

Внимательному взгляду "понаехавшего" Михаила Бару видно во много раз больше, чем замыленному глазу взмыленного москвича, и, воплощенные в остроумные, ироничные зарисовки, наблюдения Бару открывают нам Москву с таких ракурсов, о которых мы, привыкшие к этому городу и незамечающие его, не могли даже подозревать.
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.


Михаил Бару  «Цветы на обоях»
Михаил Бару «Цветы на обоях»

Стилистически восходящие к японским хокку и танка поэтические миниатюры давно получили широкое распространение в России, но из пишущих в этой манере авторов мало кто имеет успех, сопоставимый с Михаилом Бару из Подмосковья. Его блистательные трех- и пятистишья складываются в исполненный любви к людям, природе, жизни лирический дневник, увлекательный и самоироничный.


Михаил Бару  «Дамская визжаль»
Михаил Бару «Дамская визжаль»

Перед вами неожиданная книга. Уж, казалось бы, с какими только жанрами литературного юмора вы в нашей серии ни сталкивались! Рассказы, стихи, миниатюры… Практически все это есть и в книге Михаила Бару. Но при этом — исключительно свое, личное, ни на что не похожее.
На первый взгляд кажется, что весь Бару — в словах. Что он от них отталкивается и к ним же возвращается. На первый взгляд...
Да, он иногда цепляется за слово, играет с ним, жонглирует. Но вдруг от этих его игр становится свежо, зябк...


(no subject)

Перед тем, как голосовать за поправки, активно ругали тех, кто за них агитировал. Правильно ругали, что и говорить. Среди ругаемых был и Михаил Швыдкой. - Черт знает как он испаскудился, - подумал я и вдруг вспомнил, как много лет назад, еще в начале девяностых годов, доктор искусствоведения Швыдкой рассказывал по каналу "Культура" о пьесах Эдварда Олби и о том как их ставят на сценах американских и российских театров. Передача была поздняя - то ли в час ночи, то ли еще позже. Я слушал, слушал и оторваться не мог. Как же здорово он разбирался в драматургии... наверное, и сейчас разбирается. Зачем, спрашивается, от мирных нег и дружбы простодушной... А пьес Олби в наших театрах, кажется, почти и не ставят теперь, а жаль. Очень жаль. "Что случилось в зоопарке" удивительная вещь. Я ей очень долго болел.

(no subject)

Моей маме 84 года и она не дружит с интернетом. Как мы ее ни уговаривали... нет. Она читает книги, газету "Аргументы и факты" и смотрит телевизор. Я знаю, что у других есть другие мамы, которые читают фейсбук, поддерживают Навального и в курсе всего того, о чем пишет и говорит Екатерина Шульман, но... моя мама не такая и другой у меня нет. Чаще всего мама просит меня посмотреть в сети что пишут о каком-нибудь лекарстве или узнать прогноз погоды. О политике не спрашивает. поскольку ей все про нее рассказывают люди из телевизора. Эти люди знают больше меня и она им доверяет больше, чем мне. Я не спорою и прошу только об одном - чтобы она мне не пересказывала то, о чем они ей говорят. Сегодня, однако, она попросила меня поискать в сети не лекарства, а причину смерти жены телеведущего Норкина. По телевизору говорили ей что-то, но она боится, что не всю правду и может быть в интернете пишут... И я стал искать. Я даже представить себе не мог, что эта клоака тянется вглубь не только через всю кору, но и через верхнюю и нижнюю мантии и доходит даже до внешнего ядра. Я узнал как прошла передача Малахова, в которой обсуждали какого-то Рому Жукова. Там как раз выступала жена Норкина и это было ее последнее выступление, я узнал... Под этими статьями есть еще многочисленные комментарии людей, которые... Нет, это натуральный без всяких синтетических добавок пиздец. Какие поправки, какая конституция... Скандал в семье Ромы Жукова - вот событие года и, может быть, десятилетия. Путина на выборах может победить только Малахов. Да если бы Малахов только захотел баллотироваться, то обошел бы всех в первом туре. Его бы и выбрали сразу пожизненно. Что мы там обсуждаем в своих блогах - какие проценты, какие вбросы... Мы живем под собою не чуя страны. Не при нас это началось и не при нас это закончится, если закончится вообще.

(no subject)

Получил отчет о НИР, заказанный нашей конторой в Сколково. Ничего особенного - разные спектры и хроматограммы. Вот только на хроматограммах везде слово "элюция" (что означает вымывание вещества) было написано с двумя "л". Что у них там, в Сколково, в головах... О чем люди думают, когда пишут свои отчеты... Кстати, писать элюция теперь моветон. Нужно - элюирование. И вообще в их случае нужно было оперировать временами удерживания. Ну, да ладно. Смеялись мы долго и теперь "эллюция" у нас слово дня.

(no subject)



Это раньше читатель был назойливый и все время приставал к писателю, а теперь все наоборот. Писатель (обычный, вроде меня, а не знаменитый) наизнанку выворачивается, чтобы как-то завлечь читателя в свои писательские сети. Ну, не то, чтобы совсем наизнанку, но все же приходится напоминать читателям, что в четверг, в половине девятого я буду на своем канале в youtub'е рассказывать о книге "Мещанское гнездо". Конечно, не только о книге, но и о себе. Какой же писатель упустит случай рассказать о себе даже если его об этом не спрашивают. Впрочем, вы можете спросить. Под этим постом можно писать свои вопросы про творческие планы, про любимого писателя, про нелюбимого Достоевского, про количество пальцев, которыми я печатаю, про… Короче говоря, до встречи через три дня. Если перейти по этой ссылке, то как раз и попадете на мой канал и, собственно, прямой эфир. Там есть чат, в который можно будет писать свои вопросы тем, кто заранее их не задал, но можно и здесь, под постом про это событие. Я сразу прочту, а отвечу уже в четверг. Кстати, хочу спросить и вас. Имеет ли смысл создавать мероприятия в ФБ? Или это в эпоху эпидемии и повсеместного онлайна потеряло всякий смысл? Мероприятие состоится при любой погоде и любой аудитории. Будет даже буфет.

(no subject)



Шел по проселочной дороге и нашел каменное орудие труда. Очень маленькое, но с очень острыми краями. Может, это неолит, а может и мезолит. Похоже на скребок. Может, им шкуры резали, а может выскребали мездру. Может, это и вовсе детское орудие труда. Завалят неандертальские дети какую-нибудь неандертальскую мышь и давай ее свежевать такими скребками. Тогда мыши были не чета нынешним. На них дети по одному не ходили.

(no subject)

В моем возрасте уже довольно трудно чем-то удивить. Навидался я разного. Вот разве что какие-нибудь полевые цветы или горы, или облака меня теперь удивляют. И еще, что самое удивительное, удивляет меня современная техника и то, что теперь называют гаджетами. Вот сижу я в лесу и фотографирую с помощью цифрового фотоаппарата цветы и грибы. Предварительно я с помощью специальной программы, установленной в телефоне, определил, что это за цветы. Фотоаппарат мой стоит на штативе и я, чтобы не портить кадр собственной тенью, управляю им с телефона. Потом я эту фотографию быстро пересылаю в телефон или в планшет, а оттуда друзьям и родственникам в Москву, Филадельфию и Мельбурн. Не выходя из лесу, обрабатываю фотографию в планшете и на нем же пишу подпись к этой фотографии, которая благодаря облачному хранилищу появляется сразу и на домашнем компьютере, а потом и в социальных сетях. Для человека современного во всем этом нет ничего особенного, но я помню еще фотоаппарат «Смена» (на котором не было не только сенсорного поворотного экрана, но и вовсе никакого экрана, не говоря, тридцатикратном зуме) и красный свет фотоувеличителя, помню бумажные записные книжки, дисковые телефоны и переговорные пункты на почте и эта память не дает мне все эти новшества воспринимать как само собой разумеющееся. Потом, конечно, привыкну и буду говорить, что помню еще пейджеры и кнопочные мобильники без фотокамеры.

(no subject)



    Полянка в сосновом лесу маленькая – поставить на ней складной стул, повесить на сук рюкзак, привалить к стволу дерева велосипед, достать термос с чаем, приставить его к ножке стула и… все. Есть еще место для небольшой, размером с почтовый конверт, лужицы, оставшейся после вчерашнего дождя, десятка упавших шишек, трех ягод земляники, ветки колокольчиков цвета остывших воздушных поцелуев, гудения стрекозы, тонкого, как шестая струна на гитаре, щебета какой-то желтогрудой птички, выдержанного, как коньяк скрипа старой сосны и… точно все. И еще маленький лоскут голубого неба там, в верхушках бесконечных сосен. Если смотреть сверху, то все это напоминает детские секретики в ямках, накрытых осколком стекла, которые в моем далеком детстве девчонки составляли из сорванных цветов, конфетных фантиков, серебряной фольги и целлулоидных пупсов, а мальчишки разоряли. Так и хочется крикнуть вверх:
    - Господи, ну протри ты очки и посмотри на этот секретик! Видишь, посреди всей этой Твоей красоты… Нет, Господи, не мышь – она просто пробежала по своим мышиным делам… и не стрекоза – эта жука поймала и жрет так, что только хруст его хитиновых надкрыльев стоит… и не птичка – она так надрывно кричит потому, что ее не слушаются птенцы… и не паутина – она просто блестит на солнце… Нет, Господи, и не и не масленок. Да что ты – молодых маслят что ли не видел? Самый обычный масленок, с сосновой иголкой, прилипшей к шляпке и еще один с муравьем, и еще три точно таких же – маленьких, крепких, с лоснящимися… Подожди, Господи, я их сейчас соберу. Сейчас, сейчас… Я только хотел сказать Тебе, что это я сижу на складном стульчике и пью чай с коньяком. Вернее, пил, пока не увидел…