Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Михаил Бару  «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Это книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми и вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя, неповторимая и захватывающая история с неповторимыми людьми, тайнами, летописями и подземными ходами. Эта книга о провинциальных окнах с резными наличниками внутри которых герань в горшках, румяные пироги с капустой, рябиновые наст...


Михаил Бару  «33 марта, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «33 марта, или Провинциальные записки»

Увидеть российскую глубинку такой, какова она есть, во всей ее неказистой полноте — и при этом не просто понять, проникнуться, умилиться, но еще и описать так, чтобы все эти чувства не выглядели ни вымученными, ни фальшивыми, умеют единицы. И Михаил Бару — из их числа.
Отправляясь в какие-то совсем уж несусветные, ни к какому Золотому кольцу даже близко не прилежащиее русские городки и деревеньки, он ухитряется подметить в них все — от смешной вывески на крыше амбара до трогательного названия ...


Михаил Бару  «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»
Михаил Бару «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»

Внимательному взгляду "понаехавшего" Михаила Бару видно во много раз больше, чем замыленному глазу взмыленного москвича, и, воплощенные в остроумные, ироничные зарисовки, наблюдения Бару открывают нам Москву с таких ракурсов, о которых мы, привыкшие к этому городу и незамечающие его, не могли даже подозревать.
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.


Михаил Бару  «Цветы на обоях»
Михаил Бару «Цветы на обоях»

Стилистически восходящие к японским хокку и танка поэтические миниатюры давно получили широкое распространение в России, но из пишущих в этой манере авторов мало кто имеет успех, сопоставимый с Михаилом Бару из Подмосковья. Его блистательные трех- и пятистишья складываются в исполненный любви к людям, природе, жизни лирический дневник, увлекательный и самоироничный.


Михаил Бару  «Дамская визжаль»
Михаил Бару «Дамская визжаль»

Перед вами неожиданная книга. Уж, казалось бы, с какими только жанрами литературного юмора вы в нашей серии ни сталкивались! Рассказы, стихи, миниатюры… Практически все это есть и в книге Михаила Бару. Но при этом — исключительно свое, личное, ни на что не похожее.
На первый взгляд кажется, что весь Бару — в словах. Что он от них отталкивается и к ним же возвращается. На первый взгляд...
Да, он иногда цепляется за слово, играет с ним, жонглирует. Но вдруг от этих его игр становится свежо, зябк...


(no subject)



…И вот уже к килю фрегата приклеены шпангоуты, уже установлены пиллерсы и бимсы, рейками и грушевым шпоном обшит корпус, медными гвоздями прибит бархоут и можно приступать к палубе – напилить палубных досок толщиной не больше миллиметра и шириной пять, просверлить в них тысячу пятьдесят шесть отверстий диаметром три десятых миллиметра, взять тростник или бамбук, расщепить его на волокна, волокна протащить через калибровочную доску с отверстием… и тут жена велит сходить в магазин за луком, картошкой и подсолнечным маслом, потому, что все кончилось еще два дня назад… в три десятых миллиметра и только потом, когда просверленные палубные доски приклеены к палубному настилу из тонкой фанеры, которая приклеена к бимсам… и проверить у сына геометрию или физику не говоря уже о том, чтобы сходить на родительское собрание и выяснить, наконец, почему у него второй год сплошные тройки по русскому языку и… вставлять, вставлять и вставлять эти калиброванные волокна в тысячу пятьдесят шесть отверстий диаметром в три десятых миллиметра, чтобы за два или три месяца ежедневной работы по вечерам и ночью управиться с палубой и… вспомнить, когда она была в последний раз в театре невозможно и вовсе не по причине склероза, а потому, что… самое сложное в фал-кнехтах – это фрезеровка пазов под шкивы миллиметровой фрезой на настольном немецком фрезерном станке, который стоил почти половину так и не купленной шубы жены, хотя она об этом и не узнала, а если узнает, то… спи со своим фрегатом, целуйся с ним, пусть он рожает тебе детей, делай с ним, что хочешь, и эти фал-кнехты можешь засунуть себе знаешь куда, а моих сил больше нет, так и знай, что… шкивы надо выточить из латуни на токарном станке, сделанном из электрической дрели, а потом пилкой для ногтей, которую она уже купила себе новую… потому, что я женщина, а не какая-нибудь бом-брам-стеньга, которую ты выпиливаешь и оглаживаешь третью неделю ты на себя-то посмотри у тебя уже вся борода седая, а ты все в кораблики, тоже мне Кутузов одноглазый или кто у вас там, ненормальных, одноглазый… одного такелажа, не считая мачт, парусов, палубных надстроек и пушек года на три или даже на четыре работы, если каждый день по вечерам, ночью… и сына заразил все дети как дети, а вы оба… всю мою молодость я провела между постройкой брига и фрегата… у меня вместо шубы фрезерный станок, с которого ты моим феном сдуваешь опилки… каждый парус, каждый несчастный фор-трюмсель размером с почтовую марку полит моими горьким слезами… Марш ужинать, сто котлет вам в глотку! Марш ужинать, я сказала, и разрази меня гром, если я еще хоть раз подогрею пюре!Collapse )

(no subject)





Вот эти два маскарадных платья я увидел на выставке придворного костюма в Историческом музее. То, которое красное бархатное – княгини Юсуповой, а в золотых листьях – графини Гендриковой, урожденной княгини Гагариной. В начале августа в 1890 года в Михайловском дворце был костюмированный бал, устроенный великой княгине Екатериной Михайловной и гости пришли в костюмах эпохи Возрождения. Смотрел я на эти платья и думал – если бы в то время существовал фейсбук, то гости могли бы наклеивать на эти платья крошечные стикеры с лайками. Как липкие этикетки на бананах или яблоках. Синие с пальцем, красные с сердечком или без пальцев и сердечек, но с буквами. Конечно с французскими. Начальные от parfait или charmant. Были бы и черные. С нехорошими буквами. С нашими, конечно. Их наклеивали бы незаметно сзади какие-нибудь завистливые фрейлины или статс-дамы или их мужья-подкаблучники, а юные и глупые камер-пажи норовили бы наклеить куда-нибудь поближе к декольте. В конце бала все лайки собирали бы и та, у кого их больше всех, становилась бы королевой. Понятное дело, не обошлось бы без пересчета случайно прилипших… да мало ли куда они могли прилипнуть, все переругались бы и злые, как черти, разъехались бы по домам. Еще и накричали бы на лакеев за то, что кареты приходится долго ждать, а на кучеров за то, что от них вечно пахнет жареным луком.

(no subject)



Вроде все как всегда, как и в прошлом, и даже в позапрошлом году – то же небо опять голубое, тот же парк, тот же воздух, те же набухшие талой водой вены парковых дорожек, сережки на орешнике, огромный трухлявый пень в зеленых побегах папоротника, далекий шум электрички, уткнувшийся в свой телефон и шлепающий прямо по лужам мужчина, лужи, битком набитые клочьями облаков, бодро переставляющая палки для скандинавской ходьбы старуха в вязаном берете, одинокий ворон на голой сосновой ветке, девушка, сидящая на скамейке и подставляющая бледное лицо навстречу рою веснушек, с неслышным жужжанием вылетающему из солнечного луча, чтобы сесть кому-нибудь на нос, или на щеки, или на руки, или на шею, на которой о чем-то пульсирует тонкая голубая жилка…, а весна каждый раз новая.

(no subject)

Из подъезда выбегает растрепанная девочка лет семи-восьми с шапкой в руках, бежит к своим подружкам на детской площадке и кричит:
- Ура! Меня отпустили из этого ада!

(no subject)

У входа на станцию Тимирязевская стояла старушка и торговала с рук книгами. Какие у старушки книги… стихи Кольцова, рассказы Гаршина, повести Куприна – все из школьной библиотеки. Еще «Щит и меч», еще какой-то роман Ардаматского… По неискоренимой советской привычке я всегда останавливаюсь перед книжными развалами. Пусть на минуту, но всегда. Уже и сам не знаю зачем. Старушка, сослепу увидев во мне потенциального покупателя, стала расхваливать свой товар, говоря, что у нее книг отличные, настоящие, еще советские, а тогда плохих не печатали, а теперь печатают бог знает что… Я постоял еще полминуты и хотел уже уходить, но тут старушка придвинулась ко мне и тихим, доверительным голосом спросила:
- Молодой человек, а Солженицыным вы не интересуетесь?

(no subject)

В оврагах еще март, а на пригорках уже апрель. Сорвешь высохший и пустой серый стебелек, подуешь в него и из отверстия вылетят остатки холодного зимнего воздуха. Прижмешь ухо к теплой от солнца березе и слушаешь, как кипит и бурлит в глубине ствола сладкий сок, как мало-помалу начинают зеленеть еще бесцветные после долгой зимы молекулы хлорофилла, как внутри миллиардов клеток бешено суетятся триллионы митохондрий, ядер и каких-то совершенно незаметных даже в самый сильный микроскоп пузырьков и соринок без всякого названия, как клетки делятся, делятся, делятся день и ночь без устали для того, чтобы проклюнулись смолистые почки, которые будут набухать и болеть до тех пор, пока не лопнут с треском и вовсе стороны не брызнет новорожденная листва.

(no subject)

Все черное – и вечернее небо в созвездиях и туманностях лимонно-желтых и апельсиновых фонарей, и собранные дворниками кучи подтаявшего снега, и покрытый прозрачной коркой льда черный асфальт, и черные голые ветви деревьев, и сами черные голые деревья, на которых еще нет ни зеленой дымки, ни почек, ушедшие в себя, замершие в нерешительности между ушедшей зимой и куда-то запропастившейся весной, напоминающие женщин, которые еще не знают, что беременны.

(no subject)

Известно, что цветы имеют язык, т.е. каждый из них есть символ какой-нибудь идеи или чувства. Во многих случаях светской жизни незнание цветов может повести к неприятным промахам и ошибкам. Есть цветы, исключительно принадлежащие женщинам, и поднести такой букет молодой девушке покажется просто обидой... Помещаем ниже полную* символику цветов для удобства в алфавитном порядке.

Абрикос (цветок). - Просьба о сближении.
Айва (цветок). - Обожание, не смотря на презрение.
Акация белая. - Платоническая любовь.
Акация желтая. - Изящество.
Ананас. - Совершенство.
Астра. - Тайное намерение.
Бальзамин красный. - Нетерпение.
Бальзамин белый. - Неуверенность.
Барбарис (ягода). - Отказ, нескромность.
Березовый лист. - Приглашение.
Борщевик -. - Неравенство.
Белена. - Ошибки.
Валерьян. - Легкомыслие.
Ваниль (цветок). - Придти, увидеть, победить и скрыться!
Вишня (цветок). - Хорошее воспитание.
Волчьи ягоды. - Правда, возобновление дружбы.
Вьюнок. - упрямство, настойчивость.
Гвоздика горная. - Не медли!
Гвоздика китайская. - Отвращение.
Гвоздика полевая. - Добровольный отказ.
Гвоздика садовая белая. - Утешение в мысли о свидании.
Гвоздика красная. - Пламенная, чистая любовь.
Гвоздика махровая. - Необычайная талантливость.
Гелиотроп. - Всепоглощающая любовь.
Горох (цветок). - Тихое удовольствие.
Ежевика (цветок). - Не сердись.
Желтофиоль. - Безграничная грусть.
Жимолость. - Сладкие узы.
Жонкиль. - Желание.
Заячья капуста. - Разлука есть участь смертных.
Золототысячник. - Предательские взгляды.
Ива. - Откровенность.
Иммортель. - Навеки!
Кактус. - Короткое счастье.
Калина (цветок). - Пренебрежение меня убивает.
Клоповник. - Привет любви.
Кориандр. - Привет.
Колокольчик лесной. - Постоянство.
Костяника. - Блаженство.
Крокус. - Размышление.
Крыжовник белый. - Уверение в вечной любви.
Крыжовник красный. - Просьба о доверии.
Лебеда. - Доброта.
Лютик. - Свидание.
Львиный зев. - Грубость.
Майоран. - Ненавистница мужчин.
Мать и мачеха. - Доказанная справедливость.
Мелисса. - Постоянные думы о любимом человеке.
Мята кудрявая. - Печальное прошлое.
Мята полевая. - Добродетель.
Мята перечная. - Затруднение из пустяков.
Наперстянка. - Успех у женщин.
Нарцисс белый. - Кротость.
Нарцисс желтый. - Самолюбие.
Настурция. - Страстная любовь.
Одуванчик. - Оракул.
Осина. - Стоны, вздохи.
Перец красный. - Страдание укрепляет любовь.
Подсолнечник. - Обманчивая наружность.
Подснежник. - Первый взгляд любви.
Резеда. - Хорошие качества превосходят твою красоту.
Розовый бутон. - Возлюбленная.
Розовый лист. - Согласие.
Розовый стебель. - Отказ.
Розовый шип. - Стрела любви.
Ромашка. - Ненависть.
Редька. - Радость в слезах.
Рябина дикая. - Воспоминание о верной любви.
Рябиновая ветвь. - Подчиненность.
Сельдерей. - Смертельный грех.
Сирень. - Покинутый.
Спирея. - Уважение вместо любви.
Стебелек травы. - Терпение и покорность.
Терновник. - Зачем презрение?
Табак (цветок). - Побежденное затруднение.
Тубероза. - Наслаждение.
Тюльпан. - Объяснение в любви.
Укроп. - Минутное недоразумение.
Фисташка. - Обманутая надежда.
Фиалка белая. - Чистота сердца.
Фиалка ночная. - Лукавство.
Фиалка синяя. - Обоюдная дружба.
Флокс. - Счастлив тот, кто тебе нравится!
Фуксия. - Безрассудство.
Хвощ. - Меланхолия.
Шампиньон. - Недоверие.


"Жизнь в свете, дома и при дворе" С.-Петербург. 1890.