[sticky post]Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
synthesizer
Михаил Бару  «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Это книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми и вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя, неповторимая и захватывающая история с неповторимыми людьми, тайнами, летописями и подземными ходами. Эта книга о провинциальных окнах с резными наличниками внутри которых герань в горшках, румяные пироги с капустой, рябиновые наст...


Михаил Бару  «33 марта, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «33 марта, или Провинциальные записки»

Увидеть российскую глубинку такой, какова она есть, во всей ее неказистой полноте — и при этом не просто понять, проникнуться, умилиться, но еще и описать так, чтобы все эти чувства не выглядели ни вымученными, ни фальшивыми, умеют единицы. И Михаил Бару — из их числа.
Отправляясь в какие-то совсем уж несусветные, ни к какому Золотому кольцу даже близко не прилежащиее русские городки и деревеньки, он ухитряется подметить в них все — от смешной вывески на крыше амбара до трогательного названия ...


Михаил Бару  «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»
Михаил Бару «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»

Внимательному взгляду "понаехавшего" Михаила Бару видно во много раз больше, чем замыленному глазу взмыленного москвича, и, воплощенные в остроумные, ироничные зарисовки, наблюдения Бару открывают нам Москву с таких ракурсов, о которых мы, привыкшие к этому городу и незамечающие его, не могли даже подозревать.
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.


Михаил Бару  «Цветы на обоях»
Михаил Бару «Цветы на обоях»

Стилистически восходящие к японским хокку и танка поэтические миниатюры давно получили широкое распространение в России, но из пишущих в этой манере авторов мало кто имеет успех, сопоставимый с Михаилом Бару из Подмосковья. Его блистательные трех- и пятистишья складываются в исполненный любви к людям, природе, жизни лирический дневник, увлекательный и самоироничный.


Михаил Бару  «Дамская визжаль»
Михаил Бару «Дамская визжаль»

Перед вами неожиданная книга. Уж, казалось бы, с какими только жанрами литературного юмора вы в нашей серии ни сталкивались! Рассказы, стихи, миниатюры… Практически все это есть и в книге Михаила Бару. Но при этом — исключительно свое, личное, ни на что не похожее.
На первый взгляд кажется, что весь Бару — в словах. Что он от них отталкивается и к ним же возвращается. На первый взгляд...
Да, он иногда цепляется за слово, играет с ним, жонглирует. Но вдруг от этих его игр становится свежо, зябк...

(no subject)
synthesizer
Дорогие друзья и читатели моего журнала! Не знает ли кто из вас как начиналось промышленное производство бензола в России? Кто был пионером в этом деле? О Кинешемском бензоло-анилиновом заводе, на котором пытались получать бензол из сырой российской нефти, я знаю. Не уверен, что эта попытка была первой.

(no subject)
synthesizer
Случай с этим танцем ульяновских курсантов с одной стороны, конечно, анекдотический. Все танцуют в их поддержку. Даже израильские военные девушки, даже медсестры, даже полуголые жокеи с лошадьми, даже вечерний Ургант... И все лишь только потому, что курсантов собрались отчислить. И вроде ничего они такого ужасного не сделали, а такая пошла волна и такая обнаружилась солидарность молодежи... Еще чуть-чуть и начнутся уличные выступления, ей-богу. Конечно, из-за такой ерунды они не начнутся. Сейчас не начнутся. К чему я это все... Иногда режимы, существовавшие много лет и казавшиеся довольно устойчивыми рушатся из-за сущих пустяков. Достаточно толчка или танца, чтобы все начало рушиться как карточный домик. Еще раз выяснилось, что молодежь настроена совсем не так, как хотелось бы власти, что общественное мнение..., что случись у нас настоящие выборы... Сейчас вы мне скажете, что я обобщаю и экстраполирую уж слишком смело, что... Вы, правы наверное.

(no subject)
synthesizer
Крещение. Накануне, ближе к ночи, поземка, мелкий и до того сухой снег, что, кажется, в нем совсем нет воды, потом метель, морозная игольчатая чернота, наполненная черными вихрями черных снежинок, и посреди этой метели на краю деревни в овраге незамерзающий родник и у него дымный мангал и пьяненькие, приехавшие на одну ночь, дачники, ждущие двенадцатого удара курантов, чтобы принять на грудь ледяной крещенской водички, запить ее водкой и закусить шашлыком. На утро голубое безоблачное небо, голубые доверчивые окна в прозрачных ресницах сосулек и далекая, за тридевять холмов, утонувшая в белом поле белая церковь, от которой только и видно было бы сверкающий на солнце позолоченный крест, кабы его не сбили лет восемьдесят назад, да так и не собрались поставить обратно

(no subject)
synthesizer
Читаю замечательный роман Алексея Сальникова "Петровы в гриппе и вокруг него". Впервые опубликован этот роман был в не менее замечательном журнале "Волга". Читаю и удивляюсь - автор живет в Екатеринбурге. У него можно сказать под боком редакция журнала "Урал", а он рукопись отсылает в Саратов. Удивлялся я до тех пор, пока не дочитал до описания того, как один из героев романа относит главы из своего романа в редакцию журнала "Урал"... Там еще и описание редакции...

(no subject)
synthesizer
Совершенно перестали интересовать новости предвыборной компании. Что сказала Собчак Волкову, что он ей ответил, а что она ему, а он ей..., а Грудинин..., а Явлинский..., а Навальный... Если так пойдет дело, а оно именно так пока и идет, то единственное, что будет нас интересовать в отдаленном будущем - это медицинские бюллетени. Например, дыхание Чейна-Стокса.

(no subject)
synthesizer


    Ожидание щенка. Живого щенка. Самого настоящего щенка. Взрослому понятно, что щенок бывает только живым и никаким другим, а вот ребенок боится, что щенок может оказаться игрушечным, плюшевым, пластмассовым, нарисованным, каким угодно. Он ждет живого и предвкушает, как будет с ним играть, как научит его разным фокусам, умножать в столбик, писать, читать, петь, служить на границе, носить портфель в школу, ждать после уроков и вместе они будут провожать…
    Ожидание двухколесного велосипеда. С багажником, звонком, кожаной сумочкой под седлом, в которой гремят ключи и масленка. И фонариком! Чтобы все во дворе умерли от зависти. Чтобы стояли в очереди покататься. Только один круг и все!
    Ожидание Нового года. Во рту уже в начале декабря появляется устойчивый вкус мандаринов, шоколадных конфет, салата оливье и газировки «Буратино» и не проходит до конца месяца. Стоит только закрыть глаза, как представляется елка и под ней железная дорога. Закрывать глаза нельзя – заснешь, и Новый год тут же наступит… Read more...Collapse )

(no subject)
synthesizer
И снег за окном валит такой пушистый, ласковый, только что не мурлыкающий, и у вороны сидящей на проводах такой вид будто она осталась одна в целом свете, и свет из фонаря льется такой мандариновый и апельсиновый, какой бывает только в новогоднюю ночь, и снежинки в этом свете танцуют и кружатся вихрем так, что у фонаря от их кружения темнеет в лампе, и тоска такая сладкая, что от нее тошнит, и стихи… не пишутся. Хоть тресни.

(no subject)
synthesizer
115.06 КБ

Хорошо безродным котятам и щенкам – их, хоть и отдают даром, но непременно в хорошие руки. Старуха в черной шубе с белыми подпалинами продавала черного с белыми подпалинами месячного щенка за тысячу рублей в любые руки. Я его не купил. Маленького, умещавшегося на ладони, с белым воротничком и лапками – не купил. Готового дружить со мной, с моим пальцем, с блестящей кнопкой на моей куртке – не купил, потому что... Да по тысяче самых серьезных причин не купил. Пришел домой, посмотрел на ладонь – а она пустая.

Read more...Collapse )

(no subject)
synthesizer


Оттепель. Винегрет, неубранный после завтрака в холодильник, остывший кофе в большой фаянсовой кружке с подсолнухом, книга, раскрытая на словах «…чтобы она по голосу или по губам не догадалась, что со мной, и я задрал голову к потолку, чтобы слезы вкатились обратно…», окно в сад, за которым серое, наполовину заросшее терновником, небо, кривая ольха и пруд, полный медленных, неповоротливых мыслей ни о чем.

?

Log in

No account? Create an account