April 14th, 2012

(no subject)

Две ночи подряд безотрывно смотрел старинные советские научно-фантастические фильмы. Точно вернулся в счастливое детство. Еще молоды все мечты, еще краски на них яркие, еще они не облупились и не сдулись. О, эта трагическая гибель американского робота в «Планете бурь» и скупая слеза его изобретателя! О, эта встреча вернувшихся космонавтов, когда сотни и тысячи пионеров машут им цветами. Где эти космонавты и где эти пионеры… Соверши у нас теперь кто-нибудь подвиг или полети на Марс, или мгновенно утрой ВВП – так героев даже встретить как полагается будет некому. Да что встретить… Представляю себе эти бесконечные пробки на пути кортежа в Кремль. Вся водка уже теплая, вся икра уже заветрилась, президент с премьером уже по третьему разу выяснили кто сегодня премьер, а кто президент, а герои все никак не пересекут третье транспортное кольцо. Все сигналят как сумасшедшие, потому, что им мешают проехать в торговые центры и рестораны, случившиеся рядом синие ведерки строчат в твиттер, что власти совсем… Впрочем, все равно, что они строчат. Где тот кортеж… Вокруг сплошные тернии без конца и без края, а звезды… Теперь голов к небу не поднимают. Теперь звезды другие – к примеру, на погонах или на вывесках отелей, а то и вовсе в шоу-бизнесе. Когда я был студентом, то два часа под осенним дождем стоял в очереди за билетами на лекцию о марсианских каналах. Случись у нас теперь такая лекция, да прилети на нее сами строители этих каналов с семьями и марсианскими ящерами-экскаваторами… все равно билетов на концерт Петросяна продадут больше. Так теперь обстоят дела в стране первой победившей земное притяжение. И вот еще что хотел сказать. В советском фантастическом фильме «Дорога в небо» у американского космонавта под прозрачным шлемом скафандра надета тонкая шерстяная шапочка с тремя полосками. Это не те полоски, о которых вы подумали. Это наши, советские полоски на нашей советской шапке. У меня такая была. Могу даже фотографию показать – мне шесть лет и я в такой шапке вместе с папой иду в колонне первомайской демонстрации. Идет шестьдесят четвертый год и мы все точно знаем, что на пыльных тропинках далеких планет окажутся наши следы.

(no subject)

Вчерашний день был на химической выставке. За стойкой регистрации работала, как обычно, молодежь. В основном, девушки - человек десять или около того. Все они были в белых рубашках и красных косынках. Повязали их самым различным способом – кто на манер шейных платков под рубашку, кто кокетливо - узлом набок. И только одна завязала эту красную косынку настоящим пионерским узлом. Вряд ли она знала, что это означает. Наверное, в каждом ребенке до определенного времени живет пионер, как едва прорисованный эскиз бабочки в жирной зеленой гусенице, а уж потом из него вырастает пронырливый продавец пылесосов или главный бухгалтер или даже министр с тремя подбородками.

(no subject)

Мне кажется, что все началось со смайлика – весь этот возврат к упрощению и опрощению языка. Может, ты выразился коряво и никто вообще не понял, что ты хотел сказать, но в конце поставил смайлик. Ну, да – ты спорол чушь, но с улыбкой. Никто не обиделся. Можешь продолжать коряво выражаться. Появились пиктограммы в большом количестве. Но они не очень удобные. Кликаешь мышкой, они выпадают, потом их выбирать. Да и не все пи помощи пиктограмм можно выразить. Стали придумывать жаргон… Нет, не жаргон. Словесные формулы. Ты не любишь кого-то. Ненавидишь даже. Ты желаешь этому человеку или этой группе людей… Не надо ничего придумывать и описывать сложными словами свою ненависть. Достаточно послать луч поноса. В особенных случаях – кровавого. Или наоборот. Посылаем луч любви. Главное – не перепутать и не послать два луча сразу. Другая ситуация – поддержка. Или соболезнование. Ей соответствует формула «Держать кулачки». Особенно женщины любят держать кулачки. Представляете десятки кулачков, которые держат и держат. На клавиатуре должны скоро появиться специальные клавиши. Необходимо только придумать пиктограммы для луча поноса, луча любви и кулачков. Их придумают. В этом можно не сомневаться. Мы, по всей видимости, минуем даже стадию иероглифического письма и сразу перейдем к пиктографическому или идеографическому. В последние несколько лет я заметил и еще одно новшество – указание настроения в скобках. Это делают как женщины, так и мужчины. Женщина пишет перед предложением «улыбается» в скобках, а мужчина «улыбаясь в усы». Или оба пишут «ржот». Есть и другие настроения. Можно написать «кокетливо улыбаясь» или «опустила от смущения глаза». Согласитесь, что по сравнению со смайликом это просто как Анна Каренина и тургеневский Герасим вместе с Му-Му. Все это мне напоминает ремарки в пьесах – «с восхищением», «с досадою». В восемнадцатом веке, к примеру, их авторы очень любили. В «Недоросле» их очень много. У Чехова их уже меньше и они больше означают действие вроде «стучит пальцем по лбу», нежели обозначают настроение говорящего. Что же получается? Мы движемся в каком-то древнеегипетском, если угодно, направлении. Мне представляется, что клавиатура завсегдатая социальных сетей нашего века может превратиться в набор клавиш с «кулачками», «лучами поноса», смайликами, и прочими «улыбками в усы». Там не будет места старым добрым буквам из алфавита. Для разговора будет достаточно идеограмм и пиктограмм. И вот что еще обидно. Вот я, к примеру, имею полное римское право улыбнуться себе в усы, поскольку они у меня есть. Но когда я себе представляю как какой-нибудь прыщавый юнец лет тринадцати или четырнадцати в «Одноклассниках» будет своей подружке «улыбаться в усы»… На этом месте мне наскучило писать обо всем этом. Посылаю всем луч и держу кулачки.