May 16th, 2012

(no subject)

Будь у властей хоть капля нанокапля разума – они бы уже сегодня, после разгона чистопрудников, объявили всероссийский конкурс на создание типовых гайд-парков во всех губернских городах. Можно и в районных даже. И народ увлечется и возможности для тех, кто выиграет конкурсы, такие… Трибуны для ораторов нужны? А как же! С часами, которые показывают время выступления. С подведенной канализацией для многочасовых докладчиков. Само собой, у слушателей должны быть специальные кнопки. Превысил регламент – народ нажимает кнопки, и докладчик проваливается прямо в трибуне. Скамейки надо делать резиновые. Или из легкого пластика, чтобы лупить ими друг дружку без опасения изувечить. См. пункт договора «Скамейки пластиковые и резиновые. Много тысяч штук». Старуха Батурина грызет свои локти в Австрии. Овощные ларьки для продажи гнилых помидоров нужны? Нужны. И те, которые называются «Куриными домиками» для продажи тухлых яиц. Представляете, сколько тухлых яиц в масштабах страны понадобится? Вексельберг еще горько пожалеет, что поставил не на те яйца. Шлемы ораторам для защиты от помидоров и яиц нужны? Поставить тир с известно чьими портретами. Хочешь протестовать круглосуточно? На здоровье. Вот тебе прокат палаток, спальников, удочек и бадминтонных ракеток. Для солидных людей из парламентской оппозиции вип-домики с сауной и всем, что полагается для саун. Шашлык, шаурма, чебуреки, холодное пиво и семечки от Мартина… Люди станут приходить с детьми, чтобы приучать их к демократии с детства. Значит, еще и сахарная вата, леденцы, мороженое и газировка. Платные туалеты, многоярусная подземная автостоянка, торговый центр… Но нет у властей даже нанокапли разума. Будут высылать свой ОМОН с дубинками и автозаками. Вот от него пусть прибыли и дожидаются.

КОЛОГРИВ



В Макарьеве, в краеведческом музее, я спросил у экскурсовода:
- Как дорога на Кологрив? Неужто такая же истерзанная, как от Костромы до Макарьева?
- Гораздо хуже, - ответила она. И, чуть помолчав, добавила: – Хуже не бывает.
Признаться, я не поверил. Зря. Экскурсовод мой не только не обманул, но даже и приуменьшил масштаб стихийного бедствия. Полторы сотни километров от Макарьева до Кологрива ехали мы без малого пять часов со средней скоростью чуть более трех десятков километров в час. Даже огромные фуры старались объехать дорогу по мягкой обочине, и, случалось, сползали в заболоченные кюветы. Напоминали они при этом убитых динозавров наоборот – огромная туша уже валяется в кювете без признаков жизни, а кабина-голова еще вращает колесами и пытается выкарабкаться*.
    По обеим сторонам дороги тянулись деревни с серыми и черными, часто полуразвалившимися домами и крошечными банями. Никто не ходил по деревенским улицам, не кричал, не мычал, не лаял. Никто не предлагал на продажу молоко, старую картошку для посадки, банки с деревенскими соленьями и вареньями, а если бы и предлагал, то купить было бы некому. Дачники и туристы по этой дороге ездят редко. Голосовавшая у дороги местная жительница, которую мы подвезли до райцентра Мантурово, сказала, что и земля и дома здесь дешевые. Множество домов и вовсе пустует – жить некому. В их деревне остались одни старухи и они с мужем. Им ехать некуда – они бежали в эту глушь из Ташкента. Завели скотину, стали предлагать свое молоко в деревне, но… старушки предпочитают покупать молоко в картонных пакетах, которые привозит к ним в деревню автолавка.
- Блины покупают замороженные! Понимаете?! В голове это у нас не укладывается, - изумленно говорила она и при этом почему-то крутила пальцем у виска.
    По ее словам выходило, что на деньги, которые просят за обычную двухкомнатную московскую квартиру можно в этих краях деревеньку прикупить. И даже не самую плохую. С крестьянами… то есть, с оставшимися старухами, тоже, если с умом подойти, договориться можно. Барщину, конечно, старухам не потянуть, но необременительный оброк в виде какого-нибудь малинового варенья, соленых огурцов, сушеных белых грибов, вязаных носков… Ты им за это разноцветных таблеток от головы, живота, склероза, мазей от ревматизма, от расширения вен и болей в суставах, зубов вставных… Одну из старух взял бы в ключницы – учитывать все эти многочисленные припасы. Ключница завела бы большую амбарную книгу и, надев очки и послюнявив на всякий случай кончик гелевой авторучки, крупными буквами вписывала бы в графу «огурцы» или «варенье» новые поступления. – Батюшка барин, - шамкала бы она…
    Тут наша машина подскочила на какой-то особенно большой дорожной кочке, меня крепко тряхнуло и я проснулся – мы подъезжали к Кологриву.
Collapse )