June 12th, 2012

(no subject)

На заднем дворе кинотеатра «Байконур», рядом с прикрепленным к шершавой стене большим ящиком кондиционера, стоит мужчина. Он пьет пиво и читает книгу. Возьмет бутылку, отхлебнет, поставит ее на кондиционер, прочтет страницу, перевернет ее, возьмет бутылку, снова отхлебнет… Судя по тому, что на ящике стоят уже три бутылки пива «Охота. Крепкое», мужчина уже довольно здорово начитан. Почему-то очередная страница не переворачивается. Мужчина плюет на палец, пытается прилепить его к странице… снова неудача. Тогда он в сердцах плюет в книгу, захлопывает ее, допивает пиво и уходит. Тут, конечно, самое время сказать в какую книгу он плевал. Нет, это не «Идиот», Федора нашего, Михалыча. Не Петербург же у нас, в конце концов. Я понимаю, что по всем законам жанра было бы красиво в «Идиота» или, на худой конец, в «Братьев Карамазовых», но… нет. На обложке книги был нарисован голый до пояса мускулистый мужик, с грудью, перетянутой пулеметными лентами и огромным бластером в мозолистых руках. В каком-то смысле, конечно, «Идиот»…

(no subject)

Уже объявили штормовое и антисанитарное предупреждения, уже планетарий работает бесплатно, уже пекут гигантский пирог на площади Революции, уже сборная России на чемпионате Европы в этот праздничный день… Да если бы они в этот день выиграли хоть у новогвинейских папуасов их всей командой назначили бы полпредами в федеральных округах. Каждого. Как этого начальника транспортного цеха с Уралвагонзавода. Кстати, что-то его не видно с мужиками. Небось, сидит у себя в новом кабинете, кусает локоть своего нового с иголочки дорогущего пиджака, рвет на груди новую белую рубаху и беспрестанно названивает по новому телефону президенту, чтоб разрешил выйти хоть одному, хоть с голыми руками против…

(no subject)

Говорят, Онищенко приказал тех, кто на шествии и митинге не простудился и не заразился ОРЗ или желудочно-кишечными расстройствами, после митинга заражать в принудительном порядке. Говорят, что на одни желудочно-кишечные расстройства власти выдали сетям Макдональд и ларькам сосисок в тесте выделены несусветные деньги. Но это ничего – наверняка бюджет попилят, а гамбургеры и хот-доги будут давать обычные, не отравленные, в надежде, что и обычными отравятся, как миленькие.

(no subject)

Дождь кончился. Щенок, забежавший в дровяной сарай по своим неотложным делам, забыл, из чего состояли эти самые дела, и мгновенно уснул на куче березовой коры. Щенку снится такая длинная сосиска, которую в его маленький детский сон никак не уместить, а потому он разевает розовую пасть с острыми иголками молочных зубов и кусает ее, кусает…

(no subject)

    Одному мальчику мама велела сходить в магазин и купить буханку черного, литр молока и полкило краковской колбасы. Мальчик, которого звали Петя, пошел и купил. Да хоть бы и Вася его звали – все равно пошел и купил бы. Мама у Пети была строгая. По дороге домой он отгрыз, конечно, горбушку и перочинным ножиком отрезал немного колбасы. Не себе! Дворовой собаке Найде и Костику из второго подъезда, а потом уж себе. Принес домой, поставил бутылку с молоком в холодильник и туда же запрятал остатки колбасы. За кастрюлю с борщом. Потом походил полчасика и решил вместо обязательного на обед борща и котлет с макаронами отрезать еще кусочек, чтобы уж было, за что его наказывать родителям, когда вернутся с работы. Развернул он бумагу*, в которую колбаса была завернута, и ахнул – перед ним лежало ровно полкило краковской. Точно и отъедали от нее ни Найда, ни Костик, ни он сам. Петя взял нож и отрезал еще один кусок. Ничего не произошло и не происходило целую минуту, а потом вдруг колбасы стало столько же, сколько и было до отрезания. Тогда мальчик еще раз отрезал кусок колбасы и подождал минуту. И стало два куска колбасы – один отрезанный, а другой из магазина, длиной в полкило. Петя подумал-подумал и обычную колбасу положил обратно в холодильник, а волшебную спрятал за пазуху и побежал во двор.
    Когда Найда и друг Костик из второго подъезда уже смотреть не могли на колбасу, мальчик пошел кормить котенка Мишаню своей одноклассницы Веры, а Костик, которому Петя надавал с десяток больших кусков колбасы пошел кормить собак и кошек в соседний двор.
    Через неделю, когда все окрестные собаки и кошки были накормлены и даже у Петиного соседа по лестничной площадке, алкоголика Сергея Семеновича, в кои-то веки появилось вдоволь закуски, Петя и Костик стали советоваться, как быть дальше. Решили отправиться в Африку, чтобы накормить тамошних голодающих. С собой в дорогу взяли только хлеба, чтобы можно было делать бутерброды с колбасой.
    По пути, в городе Конотопе, ребята спасли от голодного обморока льва Славика из передвижного зверинца и даже оставили ему небольшой запас колбасы.
    В Африке мальчики сели на пароход и поплыли по рекам, щедро оделяя голодающих африканцев краковской колбасой. В одной из стран, кажется, она называлась то ли Верхняя Вольта, то ли Нижний Ампер, аборигены так набрались сил, перейдя на трехразовое колбасное питание, что подняли восстание против своего императора-людоеда Пикассы. Император неоднократно подсылал к Пете и Косте своих шпионов, чтобы те украли волшебную колбасу или купили ее, но друзья были тверды – колбаса является народным достоянием и не может принадлежать никакому императору или президенту.
    В конце концов, у мальчиков устали руки резать колбасу, да и родители по ним соскучились. И надоела им, если честно, эта колбаса хуже горькой редьки. Приехали они домой, да и сдали колбасу в институт космического питания. Там как раз ученые голову ломали над тем, что дать с собой в дорогу космонавтам, которые летят на Марс. Сначала ученые, как и полагается всем ученым, поизучали немного механизм отрастания колбасы и даже попробовали на молекулярном уровне его воспроизвести у разных простейших организмов вроде инфузорий-туфелек и мышей. Сделают, к примеру, инфузории специальный укол, в котором содержится вытяжка из волшебной колбасы и потом отрежут у нее туфельку. Не у колбасы, а у инфузории, конечно. И смотрят, как у нее отрастает новая. С мышиными хвостиками они тоже так поступали. И все отрастало! Правда, из колбасы… Особенно смешно было смотреть на мышей – они норовили все время съесть свой хвостик. Так и крутились на одном месте, так и кусали себя за хвост, который снова отрастал. В конце концов, мыши умирали от переедания. Тогда ученые прекратили все эти ужасные опыты, быстро отдали колбасу отлетающим на Марс космонавтам и вздохнули с облегчением. Космонавты тоже вздохнули с облегчением – у них в ракете освободилось много места для научных приборов и книг.
    Космонавты радовались этому все шесть месяцев своего полета на Марс, а когда высадились на берегу марсианского моря Костромской Сырт, то единогласно решили выбросить эту колбасу к чертовой матери – так она им надоела. Пришлось потом для них с Земли посылать специальную продуктовую ракету с сухарями, чтобы… а может и не было ничего этого. То есть совсем ничего. Пришел Петин папа домой с работы и съел все полкило принесенной из магазина колбасы. Вместе с хвостиком. Что с ним потом было… Но это уж совершенно другая история, о которой я и знать не знаю.

*Это очень старая сказка. В те далекие времена колбасу в магазинах еще заворачивали в бумагу. Конечно, когда она там была.