January 3rd, 2018

(no subject)

Старый год давно кончился, а новый еще и не думал начинаться. Сижу в кресле у окна, рядом, на подставленном стуле, две горки – одна из уже начавших подсыхать мандариновых шкурок, а вторая из шелухи от тыквенных семечек. Сегодня кончился винегрет, но холодец… Телевизор смотреть стыдно, да и нет там ничего. Я смотрел. Сижу и держу в руках раскрытый том Набокова. Читать его нет ни сил ни желания. Держу просто как оберег. Так с ним и засну.

(no subject)

С самого утра сумерки. Перед тем, как заснуть после обеда, открыл глаза и посмотрел в окно – ничего там нет, кроме серого тумана. Только собака слоняется по двору и обнюхивает бесчисленные кротовые кучки. Не могу сам себе объяснить – зачем я обедал? Зачем ел подтаявшую селедку под шубой, жареную картошку с квашеной капустой и пил чай с шоколадными конфетами? Ведь я же сыт с позавчерашнего дня. Вот только Набоков… Его надо хотя бы открыть, не говоря о том, чтобы прочесть несколько первых предложений, перед тем, как заснуть с чистой совестью. Хорошо, что хотя бы нет снега. Нет этих дурацких мыслей о том, что мог бы на лыжах пять километров до леса и обратно…

(no subject)

Незабвенный <адмирал Н. С.> Мордвинов, русский Вашингтон, измученный бесполезной оппозицией, вернулся из Государственного совета недовольный и расстроенный…
― …У нас решительно ничего нет святого. Мы удивляемся, что у нас нет предприимчивых людей, но кто же решится на какое-нибудь предприятие, когда не видит ни в чем прочного ручательства, когда знает, что не сегодня, так завтра по распоряжению правительства его законно ограбят и пустят по миру. Можно принять меры противу голода, наводнения, противу огня, моровой язвы, противу всяких бичей земных и небесных, но противу благодетельных распоряжений правительства ― решительно нельзя принять никаких мер.

Цит. по кн. "Русский исторический анекдот. От Петра Первого до Александра Третьего". Изд-во "Пушкинского фонда", 2017.