August 29th, 2018

(no subject)

Вообразим себе ночную экскурсию в московский музей кулинарного искусства. Собирается маленькая группа. Человек пять, не больше. Все под пальто надевают теплые пижамы, шерстяные носки, женщины в бигуди, в питательных масках и все такое. Пришли, сняли пальто, переобулись в мягкие домашние шлепанцы. В музее полная темнота и гробовая тишина. Подходит экскурсовод с крошечным фонариком и в этой самой полной темноте ведет нас запутанными коридорами… куда надо, туда и ведет, а по пути рассказывает о том, как люди пристрастились к тому, чтобы жрать по ночам, что ели, как ели, как потом в постели старались не разбудить жену или мужа запахами котлет с чесноком и сырокопченой колбасы. Наконец, после получаса блужданий, капая слюной на музейный паркет, группа подходит к холодильнику, дверь распахивается, а там чего только нет! Даже волованы с черной икрой и холодец с хреном. Тут же стоит стол, а на нем тарелки, вилки, рюмки и бокалы. Все накладывают себе на тарелки закуски, наливают вино, водку, шампанское и только-только раскрывают рты, чтобы выпить и закусить… как включается общий свет, в зал врываются музейные старушки с криком «Стоять! Не жевать! Не глотать!» — и требуют у всех документы, чтобы сообщить по месту проживания жене или мужу. Экскурсанты, понятное дело, начинают умолять этого не делать, предлагают старушкам деньги и драгоценности. Те, конечно, отказываются для порядка минут пять или десять, но потом соглашаются. Разрешают доесть надкусанное, отпускают восвояси, и все разбегаются по домам с чувством такого огромного облегчения…