December 30th, 2018

(no subject)



…И вдруг оказывается, что можно просто стоять у окна с чашкой остывшего чая в руках и не отрываясь смотреть и полчаса и час на то, как два снегиря скачут по веткам рябины, как клюют глазурованные льдом сморщенные красно-черные ягоды, как осыпается рыхлый снег с веток и начинаешь про себя, про снегирей и рябину понимать такое, чего раньше… ну, не то, чтобы совсем понимать, а начинать понимать или даже не понимать, а только догадываться, что пришла пора, когда вид двух скачущих по веткам рябины снегирей куда интереснее, чем многое из того, на что ты смотрел не отрываясь раньше, что только теперь по… Короче говоря, начинаешь про себя, про снегирей и рябину внутри себя думать умное… Кончаются эти мысли тем, что раньше и снегири были краснее и скакали быстрее лошадей, и ягоды рябины раза в три крупнее и в пять раз слаще, и снег осыпался так, что мог засыпать совсем, а теперь только по… подумаешь, подумаешь… допьешь остывший чай и пойдешь растапливать печку.

(no subject)



Дорогие друзья и читатели моего журнала! В наступающем году, наблюдая за политическими спорами, за падением рубля и ростом доллара, за тем, что скажет президент, за тем, о чем он не скажет и за тем, о чем он даже не знает, как сказать, вглядываясь в приближающееся дно, кипя от негодования при взгляде на окружающую действительность, на всех этих генеральных прокуроров, депутатов, вороватых чиновников, воюя не на жизнь, а на смерть в социальных сетях с либералами, ватниками, шубами и даже куртками на синтепоне, подписывая петиции, посылая всех к… и отправляясь туда сами, не забывайте жить и радоваться жизни. Президентов у нас будет еще много, и в каждом из них мы еще успеем разочароваться, упавший рубль встанет, и будет стоять, качаясь, как толстая рябина, а вот другой жизни, если мы, конечно, не индусы и не верим в переселение душ, не будет. Поэтому. Не забывайте. С наступающим! Всех вас люблю. Правда-правда.