April 13th, 2021

(no subject)



Вроде все как всегда, как и в прошлом, и даже в позапрошлом году – то же небо опять голубое, тот же парк, тот же воздух, те же набухшие талой водой вены парковых дорожек, сережки на орешнике, огромный трухлявый пень в зеленых побегах папоротника, далекий шум электрички, уткнувшийся в свой телефон и шлепающий прямо по лужам мужчина, лужи, битком набитые клочьями облаков, бодро переставляющая палки для скандинавской ходьбы старуха в вязаном берете, одинокий ворон на голой сосновой ветке, девушка, сидящая на скамейке и подставляющая бледное лицо навстречу рою веснушек, с неслышным жужжанием вылетающему из солнечного луча, чтобы сесть кому-нибудь на нос, или на щеки, или на руки, или на шею, на которой о чем-то пульсирует тонкая голубая жилка…, а весна каждый раз новая.

(no subject)





Вот эти два маскарадных платья я увидел на выставке придворного костюма в Историческом музее. То, которое красное бархатное – княгини Юсуповой, а в золотых листьях – графини Гендриковой, урожденной княгини Гагариной. В начале августа в 1890 года в Михайловском дворце был костюмированный бал, устроенный великой княгине Екатериной Михайловной и гости пришли в костюмах эпохи Возрождения. Смотрел я на эти платья и думал – если бы в то время существовал фейсбук, то гости могли бы наклеивать на эти платья крошечные стикеры с лайками. Как липкие этикетки на бананах или яблоках. Синие с пальцем, красные с сердечком или без пальцев и сердечек, но с буквами. Конечно с французскими. Начальные от parfait или charmant. Были бы и черные. С нехорошими буквами. С нашими, конечно. Их наклеивали бы незаметно сзади какие-нибудь завистливые фрейлины или статс-дамы или их мужья-подкаблучники, а юные и глупые камер-пажи норовили бы наклеить куда-нибудь поближе к декольте. В конце бала все лайки собирали бы и та, у кого их больше всех, становилась бы королевой. Понятное дело, не обошлось бы без пересчета случайно прилипших… да мало ли куда они могли прилипнуть, все переругались бы и злые, как черти, разъехались бы по домам. Еще и накричали бы на лакеев за то, что кареты приходится долго ждать, а на кучеров за то, что от них вечно пахнет жареным луком.