Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

Позвонил мне сотрудник банка, в котором я получаю зарплату, и вкрадчивым голосом спросил:
– Удобно ли мне сейчас говорить?
– Вы, отвечаю, небось кредит мне предложить хотите?
– Да, хотим, и на очень выго…
Тут я его прервал и быстро, без перерыва, стал говорить:
– Ваш звонок очень важен для нас, но сейчас мамы нет дома, она вышла на пенсию, дети на работе, и поговорить с вами на интересующую вас тему может только жена, поскольку она решает вопросы, связанные с получением кредитов. К сожалению, она сейчас не может взять трубку, так как выщипывает брови, но вы, пожалуйста, оставайтесь на линии – как только она освободится, то сразу же с вами обсудит ваше невыгодное предложение.
В этом месте должна была заиграть музыка, какая обычно играет на линиях во всяких организациях, куда дозвониться невозможно. Понятное дело, что никакой музыки у меня не было, но в банке ее все равно не услышали бы, поскольку положили трубку.

(no subject)



Идешь по залам, смотришь на картины и думаешь, что и этот замурзанный босоногий мальчик в живописных лохмотьях, и слепой старик, играющий на рожке, и краснощекая молодуха с кувшином в руках, и белобрысый усатый капрал, глядящий на нее голодными глазами, и старый шарманщик, и девочка в красном сарафане, собирающая медяки в его фуражку с поломанным козырьком, и мировой судья с тремя подбородками, и охотники, стреляющие по тетеревиным выводкам, и охотники на привале, и толстый купчина с золотой медалью "За полезное" на бычьей шее, и его жена, ненароком раздавившая пудовой грудью воробья, присевшего на стол поклевать кусочек баранки, и гитарист-бобыль, и вороной жеребец, гарцующий под драгуном, и сам драгун с завитым чубом, и две томных дамы с кружевными зонтиками, и мальчик лет семи в белых шелковых чулках и синем бархатном камзольчике с золотыми пуговками, и даже крошечная, похожая на смешное и лохматое недоразумение, собачка, застывшая с поднятой ногой у беседки-ротонды в Павловском парке - все они умерли. Даже те, кто никогда не существовал.

(no subject)

Вчера мы праздновали Новый год в ресторане с тамадой и цыганами. Все танцевали и подпевали песням синий синий иней и белые розы. Тем, кто не танцевал, тамада предложил топать под столом ногами и хлопать себя ушами по щекам ладонями по коленкам. Когда подали горячее, между столами стал ходить Дед Мороз с двухметровым посохом, сделанным из карниза для штор. Нужно было коснуться конца его посоха рюмкой водки, чтобы в следующем году все желания исполнились. Сегодня нам разрешили прийти на работу на час позже.

(no subject)

Каких только услуг не предлагают в интернете. Сегодня мне пришло письмо с предложением озвучить одну из моих прозаических миниатюр. Ее прочтут под музыку и то, что получилось выложат ВКонтакте, на Стихах.ру, в Ютьюбе , в Одноглазниках и еще где-то. И все это всего за полторы тысячи рублей. Наверное, можно и все озвучить и тогда будет скидка за опт. Кстати,еще можно выбрать голос - мужской или женский.

(no subject)

Ближе к вечеру, стоит только ветру подуть - весь воздух в золотом березовом и липовом шитье. И кузнечики поют так пронзительно, точно хор пленных иудеев из Набукко. И река еще течет, но уже впадает в небо. А в нем только тонкий белый шрам от самолета. И больше ничего.

(no subject)

Премиями я не избалован. В последний раз получал премию РАН за разработку твердофазного синтезатора пептидов лет двадцать, наверное, назад. Вручал мне ее вице-президент, академик Петров и я часа три потом руку, которую он мне жал, не мыл. В тот год все вообще удачно сложилось - и разработка синтезатора, и диссертация и даже издание крошечной книжки стихов. Я тогда начинал писать стихи и никак не мог остановиться. Ну, думаю, издам я эти чертовы стихи и несколько фраз, которые казались мне афоризмами, за свой счет, завершу гештальт и продолжу заниматься наукой. Уже и докторская была большей частью сделана, уже и родители мои представляли меня профессором, уже и сам я мысленно носил на лацкане пиджака маленький академический значок с портретом Ломоносова, а... оно вон как вышло. Не получилось со тем значком... Теперь у меня другой значок

(no subject)

Был на концерте БГ. В принципе, он мог бы и не петь – вышел бы на сцену, и мы бы все смотрели на него, вспоминая свою молодость и вообще всю жизнь – от партизан полной луны до смерти, которая ездит в черной машине с голубым огоньком. Если бы сказали: подходите по одному под его благословение – все бы и подошли, соблюдая живую очередь. И все же, что-то ушло из слов новых песен. Раньше они были волшебными, прозрачными и легче воздуха. Наберешь их несколько десятков и лети себе вместе с ними как Нильс с дикими гусями, а сейчас… Не в словах, конечно, дело, а в твоей способности летать. Короче говоря, все это словами выразить невозможно, но когда он поет одну звать Евдундоксия, а другую Снандулья ты их обеих и вспоминаешь – и перья их жемчужные, и родинку у Снандульи, и фикус, который стоял у Евдундоксии в комнате общежития с наспех прикопанным кем-то окурком в горшке.

(no subject)

Мелодия «Старосветских помещиков» удивительным образом напоминает мне неторопливые джоплиновские рэгтаймы. Как хороши эти медленные, старинные ноты «ю» в «варениках с вишнею» или «мнишках со сметаною». И в самом деле – что такое это наше нынешнее «с вишней»? Купит хозяйка в каком-нибудь супермаркете пакет с замороженной вишней и приготовит на скорую руку… То-то и оно, что ничего хорошего. А вот с вишнею совсем другое. «Ю» – это тонкий хвостик с резным листиком, за который держишь теплую от солнца, немного хмельную, пунцовую ягоду, только что сорванную с дерева. И такие ягодки в варенике не слипнутся в братскую могилу и не вытекут от первого укуса тощей синей струйкой тебе на белую рубашку, а брызнут так задорно, так шампански, что кружевная блузка твоей соседки по столу окажется в пунцовых пятнышках. А уж вы потом найдете укромный уголок, чтобы их оттереть. Да! Вареники непременно со сметаною! Не с порошковой сметаной, в которой только химия, физика да математика, а c той сметаною, которая… Ну, что я вам все рассказываю – уж и обедать пора. Слюни подбираем, наливаем кипятку в бомж-пакет с высушенным супом и любуемся, как распускается в горячей воде сморщенная горошина или кусочек морковки.

(no subject)

К концу первого часа экскурсии в музее парфюмерии, когда от запахов духов кружится голова, зудит в носу, в ушах и даже в кончиках пальцев, начинают рассказывать о старых и теперь уже почти антикварных духах «Фиджи», об их тропическом цветочном аромате, о нотах сандала, пачулей, мускуса, фиалки, жасмина, гвоздики, розы… и ты вдруг вспоминаешь о ледяной прозрачной ноте январского ветра, дующего в щели плохо законопаченных на зиму окон студенческого общежития, о коже, покрытой крупными колючими пупырышками, о визгливой, постоянно хлопающей ноте входной двери на первом этаже, о шустрых мурашках, забежавших в такое… в такое… откуда их только кончиком языка и можно достать, о твердой и острой ноте угла обложки книги стихов Роберта Бернса, впивающейся в самый неподходящий момент в самое неподходящее место, о протяжно-скрипучей ноте старой кровати, покрытой продавленной панцирной сеткой, о хриплых, нечленораздельных нотах, издаваемых дворником, кричащим на играющих в снежки во дворе, о нескольких крошечных блестящих бисеринках пота, о длинной, тонкой, как ниточка ноте тихого, почти неслышного вздоха, о душном тропическом цветочном запахе духов «Фиджи», купленных вскладчину всей комнатой и о черном, как антрацит, котенке, сидящем под обеденным столом и пристально смотрящим на вас золотыми медовыми глазами с нотами любопытства и хулиганства внутри.

(no subject)

- Я хочу дать тебе послушать эту песню не из-за музыки, - сказал кудрявый юноша лет двадцати своему товарищу, - а только из-за текста. Это такая психоделика…
- Как группа называется? – спросил товарищ, - вставляя в ухи наушники.
- «Обоссанный мутант»