Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

Изучая историю Уржума, узнал я, что в 1838 году на содержание городского одноклассного училища город тратил в год триста рублей. В этом же году на содержание городской полиции было истрачено в два раза меньше. Внимание вопрос. Можно ли найти в открытых источниках сколько сейчас Уржум тратит на образование и на полицию? Заранее всем благодарен за помощь.

(no subject)

Трудно изобразить тогдашнее симбирское взяточничество и трудно ему поверить; однако честию уверяю, что все, что я пишу теперь, есть сущая правда. Например, губернатору ставил сам полицеймейстер белые хлебы, говядину на стол и прочее, забирая их у продавцов даром. - Грабеж и насилие властей доходили до неслыханных размеров. - Вот несколько примеров, оставшихся у меня в памяти.
Один из симбирских каретников - Петр Александров Филатов чинил экипаж губернатору даром. Но на требование его переделать совсем почти развалившуюся карету отвечал, что переделка этой кареты будет стоить несколько сот рублей, и потому без денег он исправить ее не может. - В заутреню Светлого Воскресенья прислал к нему полицеймейстер, чтоб он выровнял перед своим домом бугор. Тот отвечал, что работники его все у заутрени, а сам он лежит болен. - После заутрени схватили его и посадили в тюрьму. Продержавши всю неделю, прислали ему сказать, чтоб он дал столько-то полуимпериалов (тогда у нас было еще золото), и что его за этот выкуп выпустят; он обещал, но с тем, чтоб его прежде выпустили, потому что без него жена не знает, где лежат деньги. Долго не соглашались; наконец отпустили его домой с полицейским солдатом. Заплативши выкуп, он был освобожден и явился с жалобою к губернатору. Губернатор треснул его в зубы, закричал: «Как он смеет клеветать на полицеймейстера!» - и прибил его до полусмерти, после чего он опять долго был болен.
У начальника симбирского комиссариата полковника Шуинга покрали из дома бронзу. Он объявил о том полиции. Полиция, отыскавши вещи, прислала ему сказать, что они отысканы и что ежели он пришлет пять полуимпериалов, то их получит. - Он поскупился. Присылают вторично сказать, что ежели он не пришлет денег, то вещей ему не отдадут, потому что сей час отправляется обоз с разными вещами на Нижегородскую ярмарку, то их уложат и увезут. Он послал деньги, и вещи ему возвратили, однако ж не все. - После увидел он из них у полицеймейстера свои канделабры и выкупил.
Здесь был в то время длинный и широкой мост через глубокой овраг, в котором течет речка Симбирка, не уступающая в грязи и бедности воды знаменитому Мансанаресу. По обе стороны моста вместо перил были построены лавочки, в которых торговали разными мелочами, как-то: гвоздями, тряпьем и проч. - В 1837 году губернатору понадобились деньги для отъезда в Петербург. Он велел полицеймейстеру вынуть по две доски с каждой стороны моста под предлогом, что мост худ, так что ездить и ходить по мосту было можно, но покупщикам подходить к лавочкам было нельзя: следовательно, торг в них прекратился! - А чтобы опять вложить эти доски, требовал он по два полуимпериала с каждой лавочки. Продавцы, однако, не согласились. В таком виде оставался этот мост даже и во время приезда в Симбирск великого князя; почему и провезли его к назначенному для него дому далеким объездом по темным переулкам. Наконец, во время отсутствия губернатора в Петербург, правивший его должностию председатель Племянников приказал опять положить снятые доски.
Даже симбирские нищие были в то время обложены от полицеймейстера ежемесячным оброком. 1837 года каждый нищий платил по пятиалтынному в месяц, то есть по 69 копеек по тогдашнему курсу, а с нового 1838-го стали платить по двугривенному, то есть по 92 копейки. - Это все знали и говорили об этом открыто.

Цит. по: М. Дмитриев Главы из воспоминаний моей жизни, НЛО, 1998

(no subject)

Так они сидели у железной печки и пререкались по-зимнему…
Юрий Коваль


    Весенние слова, а летние тем более, самые легкие из всех слов на свете. Легче воздуха и даже гелия, которым надувают шарики. И такие же разноцветные. Они и состоят-то почти из одних только гласных, а согласные в них, если и есть, то звонкие. Весенние слова, а летние тем более, чаще всего и не выговаривают даже, а выдыхают. Только успел губы приоткрыть, как оно уже упорхнуло. Только хвостик «лю» и мелькнул перед глазами. Чтобы весенних, а, тем более, летних слов хватило для разговора хотя бы двух человек, а, тем более, для шепота, надо их выдыхать постоянно.
    Не то осенние слова. Эти не выдохнешь - языком надо выталкивать. Да и вытолкнешь – вверх не полетят. Будут кружить вокруг медленно, точно сонные мухи и потом долго падать в опавшие листья и ледяные лужи. А то вдруг занесет их ветром в ухо. Да еще и обидные. Скачи потом на одной ноге долго, пока не вытрясешь.
    Зимние слова и вовсе могут лежать за щекой целый день. С ними и заснуть можно ненароком. Уже и ферменты растворят их окончания и даже суффиксы, уже и корень их побелеет, сморщится и потеряет всякую силу, а все они лежат, как мертвые за щекой или с трудом ворочаются на языке, а все равно не выговариваются. Походишь с ними, походишь - да и выплюнешь куда-нибудь в сугроб от греха подальше.

(no subject)



… знакомый космонавт рассказывал, что он как раз в этой самой деревне, где потерпели крушение инопланетяне, был летом у бабушки, и она его не пустила посмотреть запчасти там топливные баки, инструмент шанцевый, понятное дело, растащили, а у них потом в деревне один мужик жил еще долго с марсианкой пока соседи не настучали из сортира по ночам зеленое свечение так и перло и еще шепот беспрерывный когда за ним приехали, чтобы документы все и записи его забрать вместе с ним и марсианкой – он на крыльцо вышел, упал с него, расшибся головой и умер до сих пор скрывают в архивах КГБ документов у мужика не нашли, а только икону старинную, еще скифских времен, где Георгий Победоносец протыкает копьем змея, но не змея, а, как говорят криптозоологи и фольклористы, плезиозавра, которые есть только у нас на Севере в одном потерянном озере и в Америке, у индейцев прямо культ этого ящера его поросятами задабривают, чтобы озеро переплыть в гости к соседям и акулу нашли доисторическую длиной двадцать пять метров не то, чтобы всю, но зуб длиной двадцать сантиметров исследовать, а он оказался из неизвестного науке композитного материала и не поддавался не только победитовым сверлам, но даже и лазерному лучу, а настоящий зуб тоже в архивах ЦРУ, в музее выставили костяную копию и взяли со всех подписку о невыезде Кусто с Пикаром спускались в Марианскую впадину, они там, на дне, акулу эту видели и сразу ее узнали и стали дергать за трос, чтобы их подняли, конечно, быстренько назад. Вытаскивают, а стальной трос в ногу толщиной в лохмотья, вся обивка покорежена и покрыта матерными словами черной слизью на анализ и оказалось, что это акулий помет, в котором содержатся неизвестные науке кодирующие белки и ферменты, лечащие рак и СПИД засекретили, и мы даже знать не знаем, что доисторические вирусы, которые жили внутри ящеров, после их смерти плавали по всему океану и вселились в разных рыб и китов, из которых получились подводные мутанты длиной тридцать метров с руками, небольшой головой размером с человеческую и рыбьим хвостом сфотографировали японские рыбаки у побережья Аргентины их должно быть не меньше десяти тысяч иначе популяция не выживет, как говорят биологи, но мы их не видим и никогда не увидим, потому, что они живут в другом измерении и к нам попадают через черные дыры в пространстве океанской воды, а когда мы к ним подбираемся слишком близко, то они на нас насылают цунами и…

(no subject)

Старуха толстая, пальто на ней не сходится. Из-за пазухи выглядывает любопытный, как все дети, белый котенок, которого она отдает даром в хорошие руки. Возле старухи стоит девочка, лет семи-девяти. Ей на руки брать нельзя, за этим следит строгая мама, но можно погладить, почесать за ухом. Она и чешет. Котенок играет, вертится юлой, и девочка чешет там, где получается. Хорошие руки, в которые можно отдать, на неутомимых ногах бегут и бегут мимо. Хорошие руки заняты новогодними подарками. Мертвыми новогодними подарками в красивых коробочках, завернутых в блестящую разноцветную бумагу. Их можно почесать, эти коробочки, но вряд ли они станут урчать. А уж играть с собой их точно не уговоришь.

(no subject)

Чем деревенская бессонница отличается от городской? В городе лежишь, лежишь… и лежишь, а в деревне, особенно зимой, можно встать и пойти к остывающей печке, открыть заслонку, поворошить кочергой подернутые пеплом угли, подложить дров, подождать пока они разгорятся, покурить, послушать запечного сверчка, поговорить с ним, поспорить и даже поругаться, помахать руками, разгоняя табачный дым, открыть форточку прямо в лунный свет и жемчужный сверкающий Млечный Путь, закрыть форточку, замести подальше за печку задутые колючим ветром через форточку на пол холодные зимние звезды, разбудить почти уснувшего сверчка и повторить ему, что он все равно не прав, открыть дверь на холодную веранду, постучать указательным пальцем по клетке с чутко дремлющим чижиком, сказать ему ну, спи, спи, поскрипеть полами на кухне, вернуться в спальню, лечь в постель, укрыться своей частью одеяла, пробормотать жене, что звенела рюмка, в которую мы обычно капаем валокордин от бессонницы, а вовсе не та, про которую она подумала, закрыть глаза, посмотреть на стадо вновь прибывших, еще не пересчитанных овец, ужаснуться, открыть глаза, встать и снова пойти к печке, выгрести из-за ее угла заметенные, чуть оплывшие от тепла звезды и смотреть не отрываясь, как они переливаются алмазными голубыми и зелеными гранями, как подмигивают двойные и как своим упрямым мертвым лучом светит прямо тебе в глаз крошечный белый карлик.

РАССКАЗ СЛЕДОВАТЕЛЯ РАЙОННОЙ ПРОКУРАТУРЫ

    Я тогда месяца два как пришел после института на работу. Дали мне дело. Ну, какое дело — ничего серьезного. Ни мокрухи, ни мафии международной. Какие-то дачники у нас в кооперативе повздорили. Один у другого курей потравил за то, что они в его огороде поклевали то ли чеснок, то ли петрушку — хрен их разберет. А тот, у которого поклевали, собирался этот будущий урожай продать и выручить, само собой, несметные сокровища. Тот, у которого потравили курей, тоже собирался на продаже яиц подняться так, что Фаберже отдыхает. Ну и собрались они сначала между собой выяснить отношения полюбовно — то есть с матом и мордобоем. Люди они пожилые, пенсионеры. С мордобоем ничего толком не получилось. Так, похватали друг друга за грудки, а потом каждый схватился за сердце. Даже и синяков никаких не было. А вот наговорили целый роман с прологом и эпилогом. Люди интеллигентные — в прошлом оба инженеры-конструкторы. В заявлении одних многоточий на страницу наберется. И эту всю словесную вакханалию слышала почтальонша, которая как раз проходила мимо. То есть она сначала-то проходила, но как услышала все эти слова — так и замерла у забора. Вот она и была у меня свидетелем по делу. Вызвал я ее, поспрашивал и отпустил. Толку от ее показаний никакого. Мне, понимаешь, подробности оскорблений нужны, поскольку истец требует компенсацию за моральный ущерб, — а она краснеет и хихикает. Я, между прочим, не шучу про компенсацию. Теперь все культурные. Сам пошлет на… — так и не моргнет, а как его в… — так сразу в прокуратуру. Ну, да это все подробности, которые имеют отношение к делу, а не к рассказу.
    Через неделю после того допроса свидетельницы вызывает меня заместитель районного прокурора к себе в кабинет и ледяным тоном зачитывает жалобу этой самой почтальонши на меня. И в этой жалобе написано, что я показания у нее выбивал буквально физически. Чуть ли не пытал. А когда она как гордый «Варяг» не сдалась и ни слова не вымолвила, то изнасиловал ее в грубой и извращенной форме. И далее на двух страницах мелким почерком подробное описание, я извиняюсь, всего этого процесса. Зачитал мне начальник эту бумагу и смотрит на меня пристально. Дело, говорит, Василий, серьезное. По такому делу надо служебное расследование проводить.
    У меня тут все в глазах потемнело. Как не заплакал от обиды — сам не знаю. И в голове все это никак не укладывается. Да что в голове — во всем теле уложиться не может. Сижу, губы и руки трясутся. Я эту… грымзу и пальцем не тронул, а она… А зампрокурора сидит ухмыляется. Что же это, думаю? Может, подставил меня кто? Господи, да за что ж меня подставлять-то?! Я только два месяца как… И тут протягивает он мне эту бумагу со словами: ладно, Вася, не будет никакого расследования. Наплюй и забудь. Ты всю бумагу не читай, ты только подпись прочти и иди работай как работал. Беру я бумагу — буквы прыгают перед глазами точно акробаты на батуте. Читаю подпись и не пойму: подпись как подпись — «Курьянова Зоя Алексеевна». Что за подвох-то?! И тут я читаю дальше… А дальше, как раз под фамилией, собственной рукой почтальонши приписано «член высшего галактического совета». Смотрю я на начальника — а он от беззвучного смеха аж багровый стал. Платком слезы утирает. И я свои тоже утер.
    Потом от члена высшего галактического совета мы получали еще много заявлений. Выяснилось, что председатель этого совета — наш президент и под руку совета взят весь русский народ, включая почтальоншу. А прокуратура как раз и не взята, поэтому, понятное дело, совету противодействует. И совет вынужден из подполья носа не показывать. И подписывалась Зоя Алексеевна всегда членом высшего галактического совета, только уж сокращенно — "чвгс". Оно и понятно: бумага у нее не казенная, а своя. Вот так… А надо мной сослуживцы еще неделю смеялись.
    Но это еще не конец истории. Месяц спустя, заходит ко мне на прием молодой человек. Одет прилично, галстук на нем, с портфельчиком. Достает он из портфельчика бумагу и, не давая ее мне в руки, спрашивает, к кому бы он мог обратиться с жалобой на сотрудников ФСБ. Дело в том, что они его что ни день облучают из лазера. Причем не из какого-нибудь мирного, а совершенно боевого. Ага, думаю, еще один член высшего галактического совета вышел из сумрака. И немедленно направляю его на второй этаж, к нашему заместителю прокурора. Дескать, он у нас ответственный за применение боевых лазеров сотрудниками ФСБ, а также других инопланетных организаций, и вообще джедай с черным поясом по космическому троеборью. Молодой человек благодарит и уходит. А ровно через пять минут на втором этаже раздается страшный грохот и крик начальника. Что сказать… Таких космических выражений я не слышал ни до, ни после.
...И все это совершенная правда. Имена и фамилии изменены, конечно. А рассказал эту историю моей дочери ее товарищ по учебе в институте прокуратуры, а уж она — мне. А я, само собой, — вам.

(no subject)

Подмораживает и влажная, мышиная, осенняя тишина мало-помалу превращается в зимнюю – сухую, звонкую и хрустальную. На острове, посреди болота, стоит избушка и постукивает кривым черным когтем желтой чешуйчатой ноги по молодому, еще неокрепшему льду. Лед трескается и в змеистых сахарных трещинах появляется черная вода и зеленые листья ряски. Время от времени избушка чешет одну ногу о другую и снова стучит. Внезапно, с обратной стороны избы раздается протяжный дверной скрип и кто-то невидимый кричит таким же протяжным и скрипучим голосом:
- Вот сейчас кто-то поленом по ноге получит, если не прекратит… От воды быстро отошла, я кому сказала!
Дверь скрипит еще раз и гулко хлопает. На какое-то время воцаряется тишина. Одна из ног осторожно водит когтем по льду, вычерчивая на нем непонятные знаки. Где-то в вышине надрывно и хрипло, точно после бронхита, каркает ворона. По расщепленному молнией стволу давно мертвой черной ольхи мерно стучит дятел. Минут через пять или семь к стуку дятла присоединяется чуть слышный костяной стук когтя по льду, становящийся с каждой секундой все настойчивее и громче…

(no subject)

В будущем паспорта, конечно, упразднят. На Западе, само собой, вошьют всем электронные чипы и сразу будут знать всё про каждого, а у нас на чипы денег не хватит. То есть, сначала хватит, но потом деньги куда-то… и ограничатся штрих-кодами. Нанесут невидимыми чернилами на лоб. Полиции раздадут ультрафиолетовые сканеры. Как кассирам в супермаркетах. Идет человек, к примеру, поздно вечером домой, а к нему подходит патруль и приставляет ко лбу сканер.
- Слышь, мужик - говорит сержант или лейтенант человеку, - не читается у тебя штрих-код. – Руками будем набивать или так договоримся?

РАССКАЗ УФОЛОГА

… знакомый космонавт рассказывал, что он как раз в этой самой деревне, где потерпели крушение инопланетяне, был летом у бабушки, и она его не пустила посмотреть запчасти там топливные баки, инструмент шанцевый, понятное дело, растащили, а у них потом в деревне один мужик жил еще долго с марсианкой пока соседи не настучали из сортира по ночам зеленое свечение так и перло и еще шепот беспрерывный когда за ним приехали, чтобы документы все и записи его забрать вместе с ним и марсианкой – он на крыльцо вышел, упал с него, расшибся головой и умер его до сих пор скрывают в архивах КГБ документов у мужика не нашли, а только икону старинную, еще скифских времен, где Георгий Победоносец протыкает копьем змея, но не змея, а, как говорят криптозоологи и фольклористы, плезиозавра, который есть только у нас на Севере в одном потерянном озере и в Америке, у индейцев прямо культ этого ящера его поросятами задабривают, чтобы озеро переплыть в гости к соседям и акулу нашли доисторическую длиной двадцать пять метров не то, чтобы всю, но зуб длиной двадцать сантиметров исследовать, а он оказался из неизвестного науке композитного материала и не поддавался не только победитовым сверлам, но даже и лазерному лучу, а настоящий зуб тоже в архивах ЦРУ, в музее выставили костяную копию и взяли со всех подписку о невыезде Кусто с Пикаром спускались в Марианскую впадину, они там, на дне, акулу эту видели и сразу ее узнали и стали дергать за трос, чтобы их подняли, конечно, быстренько назад вытаскивают, а стальной трос в ногу толщиной в лохмотья, вся обивка покорежена и покрыта матерными словами черной слизью на анализ и оказалось, что это акулий помет, в котором содержатся неизвестные науке кодирующие белки и ферменты, лечащие рак и СПИД засекретили, и мы даже знать не знаем, что доисторические вирусы, которые жили внутри ящеров, после их смерти плавали по всему океану и вселились в разных рыб и китов, из которых получились подводные мутанты длиной тридцать метров с руками, небольшой головой размером с человеческую и рыбьим хвостом сфотографировали японские рыбаки у побережья Аргентины их должно быть не меньше десяти тысяч иначе популяция не выживет, как говорят биологи, но мы их не видим и никогда не увидим, потому, что они живут в другом измерении и к нам попадают через черные дыры в пространстве океанской воды, а когда мы к ним подбираемся слишком близко, то они на нас насылают цунами и… *

Collapse )