Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Михаил Бару  «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Это книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми и вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя, неповторимая и захватывающая история с неповторимыми людьми, тайнами, летописями и подземными ходами. Эта книга о провинциальных окнах с резными наличниками внутри которых герань в горшках, румяные пироги с капустой, рябиновые наст...


Михаил Бару  «33 марта, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «33 марта, или Провинциальные записки»

Увидеть российскую глубинку такой, какова она есть, во всей ее неказистой полноте — и при этом не просто понять, проникнуться, умилиться, но еще и описать так, чтобы все эти чувства не выглядели ни вымученными, ни фальшивыми, умеют единицы. И Михаил Бару — из их числа.
Отправляясь в какие-то совсем уж несусветные, ни к какому Золотому кольцу даже близко не прилежащиее русские городки и деревеньки, он ухитряется подметить в них все — от смешной вывески на крыше амбара до трогательного названия ...


Михаил Бару  «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»
Михаил Бару «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»

Внимательному взгляду "понаехавшего" Михаила Бару видно во много раз больше, чем замыленному глазу взмыленного москвича, и, воплощенные в остроумные, ироничные зарисовки, наблюдения Бару открывают нам Москву с таких ракурсов, о которых мы, привыкшие к этому городу и незамечающие его, не могли даже подозревать.
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.


Михаил Бару  «Цветы на обоях»
Михаил Бару «Цветы на обоях»

Стилистически восходящие к японским хокку и танка поэтические миниатюры давно получили широкое распространение в России, но из пишущих в этой манере авторов мало кто имеет успех, сопоставимый с Михаилом Бару из Подмосковья. Его блистательные трех- и пятистишья складываются в исполненный любви к людям, природе, жизни лирический дневник, увлекательный и самоироничный.


Михаил Бару  «Дамская визжаль»
Михаил Бару «Дамская визжаль»

Перед вами неожиданная книга. Уж, казалось бы, с какими только жанрами литературного юмора вы в нашей серии ни сталкивались! Рассказы, стихи, миниатюры… Практически все это есть и в книге Михаила Бару. Но при этом — исключительно свое, личное, ни на что не похожее.
На первый взгляд кажется, что весь Бару — в словах. Что он от них отталкивается и к ним же возвращается. На первый взгляд...
Да, он иногда цепляется за слово, играет с ним, жонглирует. Но вдруг от этих его игр становится свежо, зябк...


(no subject)



Совершенно случайно наткнулся на старый и пыльный телеспектакль шестидесятых годов по мотивам рассказа итальянского писателя Паоло Леви и попал в сегодняшний день. Оппозиционного журналиста сажают в тюрьму практически ни за что и требуют от него признания в убийстве, которого он не совершал. Капиталистические джунгли, взяточники полицейские, генеральный прокурор, на котором пробу негде ставить, полицейский комиссар, круглосуточно допрашивающий журналиста... У нас, конечно, такого быть не может, но посмотреть интересно. Прекрасные актеры - Плятт, Кенигсон, Папанов, Подгорный.

(no subject)

Маме пошел восемьдесят первый год и она телезритель. Время от времени, то есть постоянно, она пересказывает мне содержание телепередач. Хорошо, если медицинских, а если политических... Сил спорить с ней у меня нет. У нас у обоих повышается давление и... толку все равно никакого. Все же она иногда понимает, что в телевизоре говорят, мягко говоря, не все. Вчера она в какой-то передаче слышала, как мужчина крикнул про новый фильм Навального. Его тут же заткнули, но мама запомнила. Я обрадовался - пусть смотрит. И я заодно могу помолчать и не перечить ей. Пусть Навальный отдувается. Достал планшет, включил ей кино и расслабился. Правду говоря, я знал, что у мамы довольно обширный словарный запас, но чтобы настолько... Смотрит она, смотрит, и вдруг спрашивает:
- Как же Путин этому шестимесячному*... за все эти художества не оторвет... "
- Мам, - говорю, - вот зачем я тебе это кино показывал? Может, тебе его пересмотреть? Или посмотреть другое про прокурора Чайку и его детей?
-Нет, - отвечает. - Ты уж мать-то совсем за дуру не держи. Про прокурора я и сама все могу себе представить. У прокурора на лице все написано. У него вообще не лицо, а протокол допроса. А у этого…, в зеленых кроссовках, на лице только и написано, что он идиот, а ты смотри как оно…


*Мама так нашего премьер-министра называет.

(no subject)

РАССКАЗ СЛЕДОВАТЕЛЯ РАЙОННОЙ ПРОКУРАТУРЫ

    Я тогда месяца два как пришел после института на работу. Дали мне дело. Ну, какое дело — ничего серьезного. Ни мокрухи, ни мафии международной. Какие-то дачники у нас в кооперативе повздорили. Один у другого курей потравил за то, что они в его огороде поклевали то ли чеснок, то ли петрушку — хрен их разберет. А тот, у которого поклевали, собирался этот будущий урожай продать и выручить, само собой, несметные сокровища. Тот, у которого потравили курей, тоже собирался на продаже яиц подняться так, что Фаберже отдыхает. Ну и собрались они сначала между собой выяснить отношения полюбовно — то есть с матом и мордобоем. Люди они пожилые, пенсионеры. С мордобоем ничего толком не получилось. Так, похватали друг друга за грудки, а потом каждый схватился за сердце. Даже и синяков никаких не было. А вот наговорили целый роман с прологом и эпилогом. Люди интеллигентные — в прошлом оба инженеры-конструкторы. В заявлении одних многоточий на страницу наберется. И эту всю словесную вакханалию слышала почтальонша, которая как раз проходила мимо. То есть она сначала-то проходила, но как услышала все эти слова — так и замерла у забора. Вот она и была у меня свидетелем по делу. Вызвал я ее, поспрашивал и отпустил. Толку от ее показаний никакого. Мне, понимаешь, подробности оскорблений нужны, поскольку истец требует компенсацию за моральный ущерб, — а она краснеет и хихикает. Я, между прочим, не шучу про компенсацию. Теперь все культурные. Сам пошлет на… — так и не моргнет, а как его в… — так сразу в прокуратуру. Ну, да это все подробности, которые имеют отношение к делу, а не к рассказу.
    Через неделю после того допроса свидетельницы вызывает меня заместитель районного прокурора к себе в кабинет и ледяным тоном зачитывает жалобу этой самой почтальонши на меня. И в этой жалобе написано, что я показания у нее выбивал буквально физически. Чуть ли не пытал. А когда она как гордый «Варяг» не сдалась и ни слова не вымолвила, то изнасиловал ее в грубой и извращенной форме. И далее на двух страницах мелким почерком подробное описание, я извиняюсь, всего этого процесса. Зачитал мне начальник эту бумагу и смотрит на меня пристально. Дело, говорит, Василий, серьезное. По такому делу надо служебное расследование проводить.
    У меня тут все в глазах потемнело. Как не заплакал от обиды — сам не знаю. И в голове все это никак не укладывается. Да что в голове — во всем теле уложиться не может. Сижу, губы и руки трясутся. Я эту… грымзу и пальцем не тронул, а она… А зампрокурора сидит ухмыляется. Что же это, думаю? Может, подставил меня кто? Господи, да за что ж меня подставлять-то?! Я только два месяца как… И тут протягивает он мне эту бумагу со словами: ладно, Вася, не будет никакого расследования. Наплюй и забудь. Ты всю бумагу не читай, ты только подпись прочти и иди работай как работал. Беру я бумагу — буквы прыгают перед глазами точно акробаты на батуте. Читаю подпись и не пойму: подпись как подпись — «Курьянова Зоя Алексеевна». Что за подвох-то?! И тут я читаю дальше… А дальше, как раз под фамилией, собственной рукой почтальонши приписано «член высшего галактического совета». Смотрю я на начальника — а он от беззвучного смеха аж багровый стал. Платком слезы утирает. И я свои тоже утер.
    Потом от члена высшего галактического совета мы получали еще много заявлений. Выяснилось, что председатель этого совета — наш президент и под руку совета взят весь русский народ, включая почтальоншу. А прокуратура как раз и не взята, поэтому, понятное дело, совету противодействует. И совет вынужден из подполья носа не показывать. И подписывалась Зоя Алексеевна всегда членом высшего галактического совета, только уж сокращенно — "чвгс". Оно и понятно: бумага у нее не казенная, а своя. Вот так… А надо мной сослуживцы еще неделю смеялись.
    Но это еще не конец истории. Месяц спустя, заходит ко мне на прием молодой человек. Одет прилично, галстук на нем, с портфельчиком. Достает он из портфельчика бумагу и, не давая ее мне в руки, спрашивает, к кому бы он мог обратиться с жалобой на сотрудников ФСБ. Дело в том, что они его что ни день облучают из лазера. Причем не из какого-нибудь мирного, а совершенно боевого. Ага, думаю, еще один член высшего галактического совета вышел из сумрака. И немедленно направляю его на второй этаж, к нашему заместителю прокурора. Дескать, он у нас ответственный за применение боевых лазеров сотрудниками ФСБ, а также других инопланетных организаций, и вообще джедай с черным поясом по космическому троеборью. Молодой человек благодарит и уходит. А ровно через пять минут на втором этаже раздается страшный грохот и крик начальника. Что сказать… Таких космических выражений я не слышал ни до, ни после.
...И все это совершенная правда. Имена и фамилии изменены, конечно. А рассказал эту историю моей дочери ее товарищ по учебе в институте прокуратуры, а уж она — мне. А я, само собой, — вам.

(no subject)



Русалка поет
О нежном, зеленом и грустном,
Прижимая к груди
Раздувшийся труп
Утонувшего юнги ...

(no subject)

    Смотрю на карту и думаю в какую глухомань забраться этим летом. Вот, к примеру, поселок Коноша в Архангельской губернии. Читаю о нем краткие сведения в Википедии. В раздел "Люди, связанные с посёлком" вписаны всего два человека. Две местных знаменитости.
"В 24 км от Коноши, в деревне Норенская, отбывал ссылку будущий нобелевский лауреат Иосиф Бродский.
Белевитин, Александр Борисович (р. 1959) — бывший генерал-майор, приговорен к лишению свободы за получение взятки, начальник Главного военно-медицинского управления Министерства обороны Российской Федерации, Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова."
    Так и вижу местный краеведческий музей, а в нем два стенда - один посвящен Бродскому, а второй Белевитину. Ну, со стендом Бродского все понятно - там ксерокопии рукописей его стихов, бумага с приговором суда, справка об освобождении и фотографии, а вот на белевитинском стенде был бы макет взятки в натуральную величину, положительная характеристика с места работы, ордена и медали осужденного, бумага с приговором суда и справка... Впрочем, ему еще до справки об освобождении не один год сидеть. Тут я хотел сказать что-нибудь умное, ироничное и афористичное касательно моей Родины и моих соотечественников, но воздержусь, поскольку, кроме известных слов, которые в приличном обществе не употребляют, ничего я сказать не могу. Сами скажете. Чай, не хуже меня их знаете.

(no subject)



Валентин Губарев "Забытый полустанок"

станционный буфет…
на труп бутерброда с сыром
возложена ветвь укропа

станционный буфет…
на труп бутерброда с сыром
возложен листик петрушки

конечная станция…
за платформой и складами
рельсы прячутся в землю

теперь здесь тупик…
на перроне заросшая мхом
тень паровоза

(no subject)

Пишут, что по делу Рособронсервиса опять обнаружили миллиардные хищения. Думаю, что Васильевой светит пожизненное условное заключение. Ну, а там, лет через тридцать хождения по бутикам под охраной, глядишь и на УДО подаст. Только бы Сердюков дождался.