Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Михаил Бару  «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Это книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми и вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя, неповторимая и захватывающая история с неповторимыми людьми, тайнами, летописями и подземными ходами. Эта книга о провинциальных окнах с резными наличниками внутри которых герань в горшках, румяные пироги с капустой, рябиновые наст...


Михаил Бару  «33 марта, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «33 марта, или Провинциальные записки»

Увидеть российскую глубинку такой, какова она есть, во всей ее неказистой полноте — и при этом не просто понять, проникнуться, умилиться, но еще и описать так, чтобы все эти чувства не выглядели ни вымученными, ни фальшивыми, умеют единицы. И Михаил Бару — из их числа.
Отправляясь в какие-то совсем уж несусветные, ни к какому Золотому кольцу даже близко не прилежащиее русские городки и деревеньки, он ухитряется подметить в них все — от смешной вывески на крыше амбара до трогательного названия ...


Михаил Бару  «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»
Михаил Бару «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»

Внимательному взгляду "понаехавшего" Михаила Бару видно во много раз больше, чем замыленному глазу взмыленного москвича, и, воплощенные в остроумные, ироничные зарисовки, наблюдения Бару открывают нам Москву с таких ракурсов, о которых мы, привыкшие к этому городу и незамечающие его, не могли даже подозревать.
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.


Михаил Бару  «Цветы на обоях»
Михаил Бару «Цветы на обоях»

Стилистически восходящие к японским хокку и танка поэтические миниатюры давно получили широкое распространение в России, но из пишущих в этой манере авторов мало кто имеет успех, сопоставимый с Михаилом Бару из Подмосковья. Его блистательные трех- и пятистишья складываются в исполненный любви к людям, природе, жизни лирический дневник, увлекательный и самоироничный.


Михаил Бару  «Дамская визжаль»
Михаил Бару «Дамская визжаль»

Перед вами неожиданная книга. Уж, казалось бы, с какими только жанрами литературного юмора вы в нашей серии ни сталкивались! Рассказы, стихи, миниатюры… Практически все это есть и в книге Михаила Бару. Но при этом — исключительно свое, личное, ни на что не похожее.
На первый взгляд кажется, что весь Бару — в словах. Что он от них отталкивается и к ним же возвращается. На первый взгляд...
Да, он иногда цепляется за слово, играет с ним, жонглирует. Но вдруг от этих его игр становится свежо, зябк...


(no subject)



    Неподалеку от Опочки, возле деревни Кирово, есть место под названием Духова гора. В первом тысячелетии нашей эры на этом холме высотой около пятнадцати метров было городище. Жили на нем сначала какие-то балтийские племена, потом пришли славяне-кривичи, потом они все перемешались, потом холм опустел, но на нем осталось каменное изваяние Перуна, потом из него сделали каменный крест, потом крест ушел в землю, а на холме поставили часовню во имя Святого Духа и, когда по преданию Иван Грозный перед смертью приказал составить реестр святых мест, то в него, понятное дело, внесли Духову гору, поскольку уже тогда она была местом оживленного паломничества. Сама часовня новая – ей лет тринадцать, а фундамент под ней старинный – чуть ли времен Ивана Грозного. Приходят туда, большей частью за исцелением от самых разных болезней и за исполнением желаний. Тоже самых разных. На полпути к вершине холма, где-то на высоте семи с половиной метров, лежит большой плоский камень. Нужно постоять на нем босыми ногами и болезнь уйдет. Или начнет уходить. Камень, правда, помогает не от всех болезней, а только от болезней ног. Рядом с камнем все деревья и кусты обвязаны разноцветными лентами символизирующими болезни, которые оставляют или хотят оставить паломники. Сначала эти ленты вешали на часовню, но потом местный священник запретил это делать и тогда стали ими обвязывать деревья.
    Когда вы заберетесь на вершину холма и войдете в часовню, не забудьте, стоя перед иконами, развернуть руки ладонями вверх. Почувствуете легкое покалывание в ладонях или даже заломит руки – значит через вас пошел поток энергии. Между прочим, приезжали на Духову гору из Пскова специалисты по паранормальным явлениям и подтвердили, что на вершине горы существуют два энергетических потока – один восходит, а другой совсем наоборот. Потоки очень сильные. Некоторые экстрасенсы из паранормальных буквально падали в обморок. Сам-то я не видел, но мне рассказывал человек, которому тоже рассказывали. Из нормальных приезжали еще и физики с приборами. Сказали, что прямо под горой проходит разлом земной коры. Короче говоря, при желании можно зарядиться положительной энергией не выходя из часовни, а можно и наоборот – все зависит от того в какой энергетический поток попадешь. При выходе из часовни знающие люди рекомендуют заметать следы. Это, как утверждают местные жители, способствует миру в семье. Для этого возле входа в часовню поставлен веник. Можно даже за собой и полы помыть. Рядом с веником стоят швабра и ведро с тряпкой. Тогда мир будет еще прочнее и здоровье укрепится. После того, как выйдете из часовни, необходимо ее три раза обойти против часовой стрелки. Можно, конечно, и не обходить, если вас не интересует результат. Как будете обходить – приглядитесь к стенам часовни и увидите, что в каждую щель или трещину в бревнах вставлены бумажные записочки со списками пожеланий и монеты. Кстати, исцеляющий камень, на котором нужно постоять босыми ногами тоже усыпан мелочью.
    Рассказывают про одну бабушку, которая в детстве не могла ходить. Ее родители привезли к часовне и оставили на ночь. Бабушка в детстве пролежала под стеной часовни всю ночь и видела свечение. Утром ее родители забрали домой и она стала ходить. Не сразу, конечно, а недели через три или даже четыре. Еще был случай, когда один мужчина срубил себе на Новый год елку на вершине горы. Так он потом лишился ноги. То ли ему отрубили ее, то ли он ее потерял – неизвестно. Правда, не сразу это произошло, а месяца через три.
И еще. На вершине горы есть маленькое кладбище из нескольких десятков могил жителей деревни Кирово, на котором, случается, и сейчас хоронят, а под горой – большое, но там уже не хоронят. На большом стоит восемь стел черного гранита, сверху донизу исписанных названиями деревень и фамилиями жителей окрестных деревень, погибших или пропавших без вести во время последней войны. Collapse )





БОЛХОВ III



     На этом самом месте нужно перестать рассказывать о культурной жизни9 Болховского уезда и вернуться наконец к болховским, кожевенным, свечным, салотопенным и пенькотрепальным заводам, подсчетам деревянных и каменных домов, улиц, фонарей и городовых. Так мы и сделаем, только прежде скажем о том, что знаменитая Гурьевская каша, не имеющая никакого отношения к графу Гурьеву, своим происхождением имеет не Петербург и не Москву, а Болховский уезд и придумал ее рецепт крепостной повар Петра Денисовича Юрасовского Захар Кузьмич Аксенов, купленный у Юрасовского вместе с женой Домной, двумя дочерьми Акулиной и Василисой, сыном Сидором, с женою сына Матреной и малолетним их сыном Карпушкой. Сумма сделки была такой, что в купчей крепости ее решили не указывать, а только написали, что продавец получил с «кавалера графа Гурьева за оную семью крепостных людей ходячею российскою монетою все, что полагается по уговору – все без остатку…». Правда, потом выяснилось, что Захар Аксенов до того, как попасть к Юрасовскому, жил в Москве и учился у французских поваров, так что вполне может статься, что часть ног знаменитой каши растет не из России, а из Франции. Collapse )

БОЛХОВ II



     На этом история об Иване Ивановиче Ржевском должна была бы кончиться, но она продолжилась. У Ивана Ивановича было четверо детей – трое сыновей и дочь. Сыновья, понятное дело, все воеводы. Они и появлялись на свет с криком «Ура!», уже в кольчугах молочной спелости и с крошечными шпорами на розовых пятках. У одного из них, Алексея, родился сын Юрий Алексеевич, но уже не воевода и окольничий, как можно было бы подумать, а капитан-поручик, вице-губернатор Нижнего Новгорода и действительный статский советник. У Юрия Алексеевича родилась дочь, Сарра Юрьевна, которая вышла замуж за Алексея Федоровича Пушкина и в свою очередь родила дочь Марию Алексеевну Пушкину (Ганнибал), родившую, в свою очередь дочь Надежду, а Надежда подарила нам всем наше все – Александра Сергеевича Пушкина и тогда Марья Алексеевна стала бабушкой нашего всего, а Сарра Юрьевна – прабабушкой, а Юрий Алексеевич Ржевский прапрадедушкой, а… воевода и стольник Иван Иванович Ржевский блинами не торговал, царских сапогов не ваксил, но погиб при осаде Чигирина и похоронен в Болхове, в Спасо-Преображенском соборе. В Болхове есть еще и улицы Большая Ржевская и Малая Ржевская и я бы с удовольствием написал, что собор находится на одной из них, но… нет. Он стоит на улице Красная Гора, что не так уж и плохо, если вдуматься. Обычно-то у нас соборы стоят то на площадях Ленина, то на улицах Свердлова или Ворошилова, а то и на перекрестках улиц Розы Люксембург и Клары Цеткин. Collapse )

(no subject)

Ситуация с дворцом на самом деле интереснее всего не с точки зрения казнокрадства. С этой точки зрения она скучна, но с психологической... Это же классический случай раба лампы. Только в данном случае лампой является дворец, а джинн похож на сперматозоида мыши, протиснувшегося правдами и неправдами к яйцеклетке слона. Ну, вот я и в Хопре, как говорила когда-то в рекламе Милява Лолитская. А дальше-то что? Вот такая, понимаешь, загогулина, как говорил Борис Николаевич.

(no subject)

Читаю советскую книгу по истории Болхова некоего Е. Захарика. Книге уж более полувека. Написано там следующее: "Московский священник Лукьянов, побывав в 1711 году в Болхове, так отозвался о его внешнем виде: «Град Болхов стоит на Нугре, на левой стороне на горах красовито; град деревянный ветх уже; церквей каменных есть от малой части; монастырь хорош, от града якобы поприще; рядов много, а дровами сильно довольно". И ссылка дана на Орловские епархиальные ведомости за 1875 год. Не первый год я читаю краеведческие книжки и знаю как ловко краеведы умеют обрывать цитаты на нужном им месте, а потому немедля полез искать Орловские епархиальные ведомости в сети. Слава Богу, они оцифрованы. Открываю нужный номер и на нужной странице читаю после слова "довольно" следующее: "люди в нем невежи, искусу нет ни у мужеска полу, ни у женска, не как Калуга или Белев – своемеры дулепы". Орловские епархиальные ведомости дают ссылку на первоисточник – журнал "Русский архив" за 1863 год, в котором была напечатана рукопись "Путешествие в Святую землю священника Иоанна Лукьянова в 1711 году", полученная редакцией Русского архива от С.А. Соболевского. Последний получил ее из Орла в 1833 году. Залез я и в "Русский архив". В примечаниях к "Путешествию" написано, что "Дулёбый во Владимирской и Рязанской губ. значит косой, разноглазый". Иоанн Лукьянов был, наверное, очень востроглаз, поскольку пробыл он в Болхове всего день и успел заметить очень многое, включая отсутствие вкуса у жителей обоего пола и косоглазие. Обидно, что и говорить. Про жителей соседнего (рукой подать) Белева сказано : "В Белеве люди зело доброхотны, люд зело здоров и румян, мужеск пол и женск зело крупен и поклончив".

(no subject)

Ольга Балла написала замечательную рецензию в журнале "Знамя" на мою книжку "Непечатные пряники", вышедшую в этом году в издательстве НЛО. Это собрание очерков о наших маленьких и очень маленьких городках, опубликованных в журнале "Волга" в последние пять лет.

Михаил Бару. Непечатные пряники. — М.: Новое литературное обозрение, 2020. — (Письма русского путешественника. 031).
Географическое же воображение поэта, прозаика, переводчика и путешественника Михаила Бару собирает Россию — ее противоречивый, трудный образ — из путевых впечатлений от ее окраин и глубин. От мест исключительно нетуристских, лежащих вдали от столбовых дорог, живущих не напоказ и едва рассмотренных внеш­ним глазом — особенно глазом внимательным и заинтересованным. У Бару как раз такой.Collapse )

(no subject)



Деревня Каргашино. Фрагмент усадьбы В.В. фон дер Лауница. Рязанская область.

(no subject)



В городе Гаврилов Ям есть музей ямщика, а во дворе музея стоят семь полукругов, сваренных из строительной арматуры. По легенде, которую придумали сотрудники музея, это семь подков счастья. Кто под ними пройдет - у того будет счастье. Ну, может, и не счастье-счастье, но какое-нибудь заветное желание точно исполнится. Еще ни один турист не отказался... Ну, что говорить о туристах. Доверчивее их только малые дети.

(no subject)

Наконец-то моя книжка "Непечатные пряники" с рассказами о русской провинции появилась в продаже. В "Литресе" https://www.litres.ru/mihail-baru/nepechatnye-pryaniki/ можно купить электронную, на "Амазоне" https://www.nlobooks.ru/books/pisma_russkogo_puteshestvennika/22119/ ее можно купить и в электронном и в бумажном вариантах. В "Лабиринте" https://www.labirint.ru/books/748454/ есть бумажная. В Петербурге она есть в "Подписных изданиях" https://www.podpisnie.ru/books/nepechatnye-pryaniki/. В сетевом магазине "Ноосфера - XXI век" http://www.bookish.ru/katalog?&pf=1&flt_force_values=1&action=search&search_subcats=1&search_text=%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B5%20%D0%BF%D1%80%D1%8F%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8 Обложка у нее самая простецкая, рисунков нет, но вы на это не обращайте внимания, а вникайте прямо в пролетарскую суть текста. Кстати, в "Лабиринте" и в"Литресе" есть еще "Мещанское гнездо". Понятно, что в Москве или в Петербурге за ней на почту лучше не ходить, а курьер стоит дорого, но в Магаданской области, Еврейской АО, на Алтае, на Чукотке и на Камчатке, где почти нет случаев заражения коронавирусом, можно и отважиться.