Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Михаил Бару  «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «Повесть о двух головах, или Провинциальные записки»

Это книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми и вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя, неповторимая и захватывающая история с неповторимыми людьми, тайнами, летописями и подземными ходами. Эта книга о провинциальных окнах с резными наличниками внутри которых герань в горшках, румяные пироги с капустой, рябиновые наст...


Михаил Бару  «33 марта, или Провинциальные записки»
Михаил Бару «33 марта, или Провинциальные записки»

Увидеть российскую глубинку такой, какова она есть, во всей ее неказистой полноте — и при этом не просто понять, проникнуться, умилиться, но еще и описать так, чтобы все эти чувства не выглядели ни вымученными, ни фальшивыми, умеют единицы. И Михаил Бару — из их числа.
Отправляясь в какие-то совсем уж несусветные, ни к какому Золотому кольцу даже близко не прилежащиее русские городки и деревеньки, он ухитряется подметить в них все — от смешной вывески на крыше амбара до трогательного названия ...


Михаил Бару  «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»
Михаил Бару «Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве»

Внимательному взгляду "понаехавшего" Михаила Бару видно во много раз больше, чем замыленному глазу взмыленного москвича, и, воплощенные в остроумные, ироничные зарисовки, наблюдения Бару открывают нам Москву с таких ракурсов, о которых мы, привыкшие к этому городу и незамечающие его, не могли даже подозревать.
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.


Михаил Бару  «Цветы на обоях»
Михаил Бару «Цветы на обоях»

Стилистически восходящие к японским хокку и танка поэтические миниатюры давно получили широкое распространение в России, но из пишущих в этой манере авторов мало кто имеет успех, сопоставимый с Михаилом Бару из Подмосковья. Его блистательные трех- и пятистишья складываются в исполненный любви к людям, природе, жизни лирический дневник, увлекательный и самоироничный.


Михаил Бару  «Дамская визжаль»
Михаил Бару «Дамская визжаль»

Перед вами неожиданная книга. Уж, казалось бы, с какими только жанрами литературного юмора вы в нашей серии ни сталкивались! Рассказы, стихи, миниатюры… Практически все это есть и в книге Михаила Бару. Но при этом — исключительно свое, личное, ни на что не похожее.
На первый взгляд кажется, что весь Бару — в словах. Что он от них отталкивается и к ним же возвращается. На первый взгляд...
Да, он иногда цепляется за слово, играет с ним, жонглирует. Но вдруг от этих его игр становится свежо, зябк...


(no subject)

В конце концов, для чего все это? Для чего, спрашивается, все эти семена, подоконники, с марта уставленные ящиками с рассадой, навоз пяти сортов, вскапывание грядок, полив, прополка, окучивание, окашивание, снова полив, прищипывание помидоров и детей, бегающих по грядкам, строительство собачьей будки со всеми удобствами, заготовка дров, углубление погреба, борьба с мышами, грызущими луковицы тюльпанов, кротами и бесчисленными колорадскими жуками? Для того, чтобы в самом конце весны или в начале лета, выползти из теплицы, попытаться подняться с колен, не подняться, доползти до нагретой солнцем скамейки, лечь с ней рядом, вытянуть еще бледные, но уже местами землистые ноги, прикрыть в изнеможении глаза и сквозь узкую щель смотреть на цветущую сирень, на малиновку, поющую на ветке яблони, на корову, ведущую вдоль твоего забора пьяного пастуха и силящуюся сказать ему что-то, но умеющую промычать только первые две буквы этого слова, на зеленый кукурузник в синем небе, сшивающий облака помельче в одно большое и черное, чтобы потом полить из него поле, представлять себе, как жарко в самолетной кабине, как пахнет там нагретым алюминием и машинным маслом, как штурман, перекрикивая шум мотора, рассказывает пилоту анекдот…, на самом интересном месте этого анекдота встать, пойти в дом, взять гранату, залезть на приставленную к забору лестницу, выдернуть чеку и бросить гранату в стоящий на крыльце соседского дома, приемник, из которого вот уже третий час поют про черные глаза вспоминаю умираю черные глаза…

(no subject)

Торжок наносит ответный удар. Анонимная читательницаиз Торжка в комментариях к моему очерка написала: "Хотелось бы знать, какова цель этого рассказа? Рассказать о русском городке с его хоть и не богатой, но самобытной историей или постебаться? За самолюбованием своим, как ему кажется, очень остроумным слогом и глумлением над тем, что было и что есть у новоторов, автор и не замечает, что его стиль оскорбителен. Как говорится "ради красного словца"... Да что там Пушкина, и отца родного не жалко припечатать. После прочтения остался осадок и обида за жителей Торжка. Они ведь искренне гордятся своим городом и его историей. А тут какой-то заезжий писака почему-то возомнил себя Карамзиным или Радищевым,( а может быть Салтыковым-Щедриным?) и решил переложить историю Торжка на свой лад. Да только не дотягиваете Вы до Салтыкова-Щедрина. Создается впечатление, что автор и на экскурсии-то не был, а если и был, то ничего не услышал. Согласна, кое-где ирония и сарказм уместны. История знает немало примеров маразма и человеческой глупости, творимой из желания угодить высокому начальству, а порой и вообще по непонятным причинам. Чувство юмора - отличное качество. Но есть определенные границы, и умный человек их умеет различать." Что ни говори, а времена теперь гораздо мягче, либеральнее. Спросили только про цель рассказа. Раньше не преминули бы спросить на чью мельницу я лью воду и с чьего голоса пою.

"Богатый тужит, что елда не служит! А бедный плачет, что елду не спрячет!"

С самого утра в ленте все завидуют Колядиной самой, что ни на есть, черной завистью. Хоть изойдите желчью, а будет роман иметь бешеный успех, будет. Афедроном чую. Чем завидовать - сели сами бы и написали. Она ведь и совет дала - ночью надо писать, чтобы сладострастней получилось. Вспомнился мне по этому случаю анекдот насчет полета на солнце и того, что в ЦК не дураки сидят - ночью полетите. Короче говоря - если вовремя начать шевелить лядвиями, то к следующему Букеру можно и успеть.

(no subject)

Вчера в передаче гондон гордон кихот наблюдал представителей другой передачи - камеди клаба. Химики говорят - подобное растворяется в подобном. Но тут случай более затейливый - подобное с энтузиазмом плавает на поверхности подобного. В проруби просто воды не было видно. Эти скользкие молодые юмористы, превратившие слово жопа в кусок хлеба с маслом... Они точно клопы или клещи. Невозможно раздавить - так и ускользают из-под ногтя. Уж вроде и пойман с поличным, а все равно не вор. Я смотрел и думал - зачем отменили телесные наказания? Кому мешали розги?! Пригласить молодых людей в телестудию, декорированную конюшней и поговорить о юморе, заключенном в слове жопа...